Высокое возраждение в Италии Неоплатонизм
Эль Греко

Сохранение обучающих и нравоучительных функций на капителях клуатров и их влияние на иконографию и выбор сцен. Примеры комментирующей иконографии. Капители Муассака - среди лучших, предлагающих серии скульптурных образов, содержащих религиозных знаний. Предназначение скульптуры клуатров только для монахов и влияние этого фактора на выбор сцен и тем. Расширение иконографической программы и обогащение композиции портальной скульптуры для потребностей населения. Развитие этих процессов с 1140 г. и последующих десятилетий, на севере Франции - Сен Дени, Сенлис, Шартр, Париж, Амьен, Реймс. Их связь с развитием городской жизни и готики. Выступления св. Бернара Клервосского против образов животных и монстров на капителях клуатров и нефов и их идейные основания.

Эль Греко. Последний — и ныне самый знаменитый среди маньеристов — художник Доменико Теотокопули (1541—1614), прозванный Эль Греко, также некоторое время был представителем венецианской школы

245. Пармиджанино. Мадонна с длинной шеей. Ок. 1535 г. Дерево, масло. Галерея Уффици, Флоренция

 

 

 

 

 

 

 

 

247. Якопо Тинторетто. Тайная Вечеря. 1592—1594 г. Холст, масло. . Церковь Сан-Джорджо Маджоре, Венеция

246. Анжело Бронзино. Элеанора Толедская и ее сын Джованни Медичи. Ок. 1550 г. Дерево, масло. Галерея Уффици

Эль Греко — уроженец греческого острова Крит, входившего тогда в состав владений Венецианской республики. Начальное художественное образование он получил, по-видимому, на Крите у местных иконописцев, работавших в традициях византийского искусства. Вскоре после 1560 года Эль Греко отправился в Венецию, где быстро усвоил уроки Тициана, Тинторетто и других мастеров. Спустя еще десять лет, в Риме, он познакомился с искусством Рафаэля и Микеланджело и с творчеством маньеристов центральной Италии. В 1576 или 1577 году он переехал в Испанию и, обосновавшись в Толедо, остался там до конца жизни. Эль Греко играл видную роль в культурной жизни Толедо — в то время крупного центра просвещения и оплота испанского католицизма. Идеология Контрреформации, несомненно, повлияла на содержание его творчества, но не она зарядила его живопись напряженной, граничащей с экзальтацией эмоциональностью. Истоки высокой одухотворенности, присущей зрелым работам Эль Греко, следует искать прежде всего в мистицизме, который особенно пышно расцвел именно в Испании. При этом сама испанская живописная школа той поры была еще слишком провинциальной, чтобы оказать сколько-нибудь заметное влияние на Эль Греко. В Толедо он прибыл уже сложившимся мастером, и, кроме того, он никогда до конца не порывал со своими византийскими корнями — по
казательно, что все свои картины, вплоть до последнего холста, он подписывал по-гречески.

Самая впечатляющая по размерам и по силе воздействия из всех значительных работ Эль Греко и единственная созданная им не для частного храма — это «Погребение графа Оргаса» Реализм Несмотря на то, что маньеризм получил распространение в Венеции и других городах Италии, только во Флоренции и Риме ему удалось занять главенствующее положение. Североитальянский романтизм достиг подлинно праздничного великолепия в творчестве Паоло Веронезе (1528—1588). Трибунал посчитал, что на картине Веронезе изображается Тайная Вечеря, но из свидетельства художника невозможно понять, была ли то «Тайная Вечеря» или же «Пир в доме Симона Фарисея». Третье течение, которое возникло в Северной Италии около 1520 года, получило название «протобарокко» — как из-за того, что не нашлось более подходящего термина, так и потому, что в этом течении уже заложены многие черты стиля барокко.

Английская ренессансная драматургия «университетских умов» — предшественников Шекспира. Многое из того, что связывается с именем Шекспира, было подготовлено его предшественниками — «университетскими умами». Роберт Грин немало сделал для формирования английской комедии («Комическая история об Альфонсе, Короле Арагонском», 1587; «Приятная комедия о Джордже Грине, векфильдском полевом стороже», опубл. 1599; и др.), продемонстрировав возможность сочетать счастливую развязку с драматическими эпизодами, близкими к трагедии. Томас Кид (1558—1594) разработал популярнейший жанр трагедии мести («Испанская трагедия», ок. 1587). Он опирался на традиции Сенеки, пересмотревшего аристотелевское понимание катарсиса. Как уже говорилось, для Сенеки нет единого чувства страха и сострадания: страх связывается с персонажами-злодеями, сострадание — с персонажами-жертвами. У Кида трагическое совпадает с ужасным в жизни, он буквально усеивает сцену трупами. Как предполагают некоторые исследователи, Кид был автором несохранившейся трагедии о Гамлете, на которую опирался Шекспир при создании своего «Гамлета». В трагедии Кида развивалась тема мести, появлялась тень отца Гамлета, был использован прием «театра в театре» — на сцене перед героями трагедии актеры разыгрывали спектакль в духе шекспировской «мышеловки».

Марло. Подлинным создателем английской ренессансной трагедии можно считать величайшего предшественника Шекспира в области драматургии и его современника Кристофера Марло (1564—1592). Он, несмотря на неаристократическое происхождение (из семьи мастера цеха сапожников и дубильщиков), получил превосходное образование в Кембридже и был удостоен степени магистра, но связал себя с театром и стал драматургом. В то же время Марло выполнял ряд секретных правительственных поручений, и, возможно, именно это стало причиной его гибели в пьяной драке. По крайней мере, его убийца не только не был казнен в соответствии с действовавшими законами, но вскоре и вовсе освобожден.

Уже в двухчастной трагедии «Тамерлан Великий» (1587— 1588) Марло вывел на первый план трагическую личность как титана воли и ума, который сам строит свою судьбу, сам ответствен за добро, возвышающее его морально, и за зло, неотвратимо ведущее его к гибели. Еще более показательна в этом отношении «Трагическая история доктора Фауста» (1589) — первая в европейской литературе обработка легенды о Фаусте, изложенной в немецкой народной книге (вышедшей во Франкфурте в 1587 г.; Марло пользовался ее английским переводом). Образ Фауста демонстрирует развитие категории трагического у Марло в сравнении с жанром «кровавой трагедии», как он представлен в «Испанской трагедии» Томаса Кида. Марло создает философско-психологическую трагедию, в которой представление о трагическом как физически ужасном уступает место анализу трагических противоречий в душе героя (что замечательно передано в русском переводе К.Д.Бальмонта). Марло сыграл заметную роль в разработке белого стиха и ряда художественных приемов, которыми воспользовался в своих произведениях Шекспир. Сравнивая такие произведения, как «Мальтийский еврей» (1590) Марло и «Венецианский купец» Шекспира, «Эдуард II» (1592) Марло и исторические хроники Шекспира, можно с уверенностью констатировать преемственность, связывающую этих великих драматургов.


Северное Возрождение