Ядерные реакторы
РБМК 1000
Математика
Курсовые
Альтернативная энергетика
ВВЭР
Информатика
Черчение

Теплоэнергетика

Реактор БН
Сопромат
Электротехника
Ядерная физика
Ядерное оружие
Графика
Карта

Фигуративные и орнаментальные капители - уникальное явление в искусстве эпохи. Вклад скульптуры на капителях в эволюции романского искусства: в меньшей степени влияют на развитие иконографии, из-за трудности их восприятия (А. Грабарь); более заметное влияние оказывают на эстетические аспекты развития стиля - скульптор чувствует большую авторскую свободу (Балтрушайтис). Типология капителей. Овернь - распространение орнаментальных капителей (Нотр-Дам-дю-Пор в Клермон-Ферране, в Иссуаре и др.) в противовес фигуративных. Бургундия - крупные евангелические и агиографические циклы на капителях главного нефа в Отёне и Везлее (их освещение делает скульптуру доступной глазу). Особенности семантики нарративных сцен на капителях (если они расположены в интерьере храма) - нет задачи теологического наставления и обучения, типичной для больших тимпанных сцен.

Джорджоне

Различие между искусством Раннего и Высокого Возрождения, столь ярко проявившееся во Флоренции и Риме, было менее явным в работах венецианских художников. Джорджоне, первый венецианский живописец нового XVI столетия, только в последние годы своего короткого жизненного пути сумел выйти из-под влияния искусства Джованни Беллини. Среди его немногих зрелых произведений самим оригинальным и загадочным является «Гроза» (илл. 239)— На первый взгляд может показаться, что эта восхитительная картина — всего лишь подражание Беллини, особенно если вспомнить его «Экстаз Св. Франциска» (см. илл. 223). Однако, различие заключается в настроении, и в «Грозе» это настроение носит едва уловимый, но всепроникающий языческий оттенок. Пейзаж в картине Беллини воспринимается так, словно он увиден глазами Св. Франциска — как часть божественного творения. Персонажи полотна Джорджоне, напротив, никак не объясняют нам изображенную сцену. Они принадлежат природе и являются пассивными наблюдателями надвигающейся грозы. Кто же они? До сих пор ни молодой солдат, ни обнаженная мать с младенцем не пожелали раскрыть себя, и сюжет картины по-прежнему нам не известен. Это нашло отражение и в названии картины, но оно вполне уместно, поскольку только гроза является здесь «действующим лицом». Не зависимо от того, какой смысл вкладывал художник в это произведение, изображенная сцена представляет собой чарующую идиллию, рожденную в мечтах пасторальную красоту, которая должна вскоре исчезнуть. Прежде только поэтам удавалось передавать эту атмосферу ностальгической мечты. Теперь к ней обратился художник. Таким образом, картиной «Гроза» открывается новая и важная традиция в живописи.

Тициа

Преждевременная смерть помешала Джорджоне исследовать во всей полноте тот чувственный, лирический мир, который он создал в «Грозе». Этим должен был заняться Тициан (1488/90—1576), который работал в мастерской у Джорджоне и, несомненно, испытал его влияние. Художник разностороннего дарования, Тициан в течение полувека был главой венецианской школы живописи.

239— Джорджоне. Гроза. Ок. 1505 г. Холст, масло. 73 см. Галерея Академии, Венеция

Взаимодействие различных жанровых и стилистических традиций. Сюжеты для новелл -- из куртуазной литературы, “примеров”, фаблио, новеллино, антич. романов (специально для Юли Котариди: из Апулея взяты V, 10 и VII, 2) и т.д. В зависимости от того, откуда сюжет взят, он подвергается снижению или, наоборот, облагораживанию. + сближение, обогащение отдельных жанровых вариантов и мотивов. Легенда подвергалась пародийному снижению, “примеры” лишались прямолинейного дидактизма, в рыцарские сюжеты вносилась реабилитированная чувственность, фаблио облагораживались. Конкретнее: II, 7 – пародийная авантюрная повесть типа восточной сказки или греческого романа о красавице, сохраняющей целомудрие в разных превратностях во вр. путешествия);  VII, 7 – сюжет фаблио “Орлеанская мещанка”. В отличие от фаблио героиня поднимается над грубой чувственностью. Куртуазный оттенок в образе влюбленного слуги (вместо озорного клирика в фаблио); IV, 9 – в отличие от провансальского источника (истории мужа, заставившем жену съесть сердце любовника, из биографии трубадура Гильема де Кабестань) умеряется куртуазная точка зрения решительного предпочтения хороших куртуазных любовников плохому ревнивому мужу. У Б. муж не является особым ревнивцам и не угрожает жене, на любовниках тоже лежит некая вина; III, 10 – история о наивной Алибек явл. насмешкой над легендами об аскетах пустынниках. 

Утверждение новой концепции человека. Ренессансная этика доблести. Про доблесть см. выше. В критике отмечали связь Д. с Божественной комедией и называли его “человеческой комедией” из-за разноображия жизненных ситуаций. Но в “БК” все разнообразие вставлено в строгую оправу этики. Ценность человека в Д. определяет прежде всего его доблестью – т.е. энергией ума и воли. (Очень большое место в рассказах занимают всяческие проделки людей, которые Б. одобряет, если они не наносят вреда ближнему. Например, весь 3 день посвящен рассказам о том, “как люди благодаря хитроумию своему добивались того, о чем они страстно мечтали, или же вновь обретали утраченное”, 6 тоиму, “как люди, уязвленные чьей-либо шуткой, платили тем же или быстрыми и находчивыми ответами предотвращали утрату, опасность и бесчестье”, 7 – тому, “какие штуки во имя любви или же ради своего спасении вытворяли со своими догадливыми и недогадливыми мужьями жены” и т.д. 5 новелл VIII и IX дней посвящены проделкам флорентийских живописцев Бруно, Буффальмако и Нелло, которые потешаются над простаками Симоне и Каландрино. Мораль этих новелл: горе слабым и недалеким людям.

Любовь в мире “Д.”. Снижение по сравнению с куртуазной литературой. Возлюбленная не олицетворение нравственного совершенства, а предмет чувственной страсти. Реабилитация плоти – одна из основных идей “Декамерона”, поэтому грехом в обществе рассказчиков считается как раз вынужденное целомудрие. “Супротив велений плоти, дескать, не устоишь”, -- говорит настоятельница монастыря во второй новелле девятого дня.

 Б. встает на сторону неверных жен, которые раньше неизменно считались служительницами дьявола. Обычно женщин выдавали замуж насильно, а они, изменяя, мстили нелюбимым мужам. Ее измена есть проявление верховной силы любви. Стоя на точке зрения естественной морали, Б. считает любовь единственным законом, не терпящим никаких ограничений и рамок. Ни династические, ни сословные, ни фамильные интересы для Б. в вопросах любви не являются решающими. Б. охотно рисует случаи, когда любовь разрушает социальные перегородки. Так, Гисмонда, дочь принца, отдается слуге своего отца Гвискардо и защищает перед отцом свое право человека “низкого происхождения”. Ревность неизменно трактуется Боккаччо отрицательно.


Инженерная графика

 

Начертательная геометрия
Теория цепей
Сопромат
Лабораторные работы
Электротехника
Математика