Ядерные испытания Атмосферные ядерные взрывы ТЕХНОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПОДЗЕМНЫХ ЯВ ВЗРЫВ НА НЕВАДСКОМ ПОЛИГОНЕ ВЗРЫВ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ПОЛИГОНЕ ПОЛИГОН «НОВАЯ ЗЕМЛЯ»

Согласно Договору, каждое из государств - участников Договора, обладающих ядерным оружием, обязуется не передавать кому бы то ни было это оружие или другие ядерные устройства, а также контроль над ними ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над ними

Ядерные испытания в СССР Оглавление


ГЛАВА 3

СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ И НЕВАДСКОМ ИСПЫТАТЕЛЬНЫХ ПОЛИГОНАХ
ПО КОНТРОЛЮ ДОГОВОРА ОБ ОГРАНИЧЕНИИ ПОДЗЕМНЫХ ИСПЫТАНИЙ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ


3.8   ВЗРЫВ НА НЕВАДСКОМ ПОЛИГОНЕ


Невадский испытательный полигон (взрыв "КИРСАРДЖ")

Площадка: Пахьют-Меса.
Географические координаты: 37°18' с.ш. 116°18' з.д.
Дата: 17 августа 1988 года.
Время московское: 21 час. 00 минут.
Глубина заложения заряда: 615 метров.

При проведении взрывов СЭК, в отличии от очередности во время первых визитов на полигоны, была выбрана противоположная последовательность: первый опыт был намечен на Невадском полигоне.

Основная скважина UI9AX на Невадском полигоне была пробурена в октябре-ноябре 1987 года и предоставлена американской стороной для проведения СЭК. Скважина UI9AX пробурена диаметром 2440 мм, глубиной 657,9 м (по состоянию на 13.06.88), верхняя часть скважины до отметки 18 м обсажена обсадной трубой диаметром 2490x20 мм. Бурение вспомогательных скважин осуществлялось американской стороной по типовой технологии.

Контейнер, примененный американской стороной на Невадском полигоне, представляет собой тонкостенный стальной стакан с размерами:

В состав контейнера входили: верхняя съемная крышка, силовое кольцо, собственно контейнер, верхняя и нижняя коническая секция, труба для нижнего плотномера и запорный фланец. С контейнером через съемную крышку и силовое кольцо стыковалась диагностическая сборка. Общий вес контейнера (без ядерного устройства) - 9000 кг, вес диагностической сборки - 11000 кг. Диагностическая сборка представляла из себя жесткий силовой каркас, выполненный из четырех балок двутаврового сечения. Сборка защищала находившийся внутри нее КВИ и измерительную аппаратуру, стыкуемую с КВИ. Общая длина сборки - 4623 мм (от центра контейнера).

Измерительная подвеска для основной скважины UI9AX на Невадском полигоне состояла из спускной колонны и измерительного оборудования. В качестве спускной колонны использованы стальные трубы диаметром 139,7 мм, поставленные американской стороной. В состав измерительной подвески (для основной скважины) вошли:

Для размещения контактных датчиков на спускной колонне советской стороной были разработаны специальные кронштейны. Монтаж измерительного оборудования на спускной колонне основной скважины производился в сооружении "Башня" высотой 32 м. При помощи крана (грузоподъемность - 250 т, вылет стрелы - 50 м) в "Башне" были последовательно завешены две секции труб длиной 36 м каждая. На трубах спускной колонны размещены кронштейны, установлены контактные датчики и плотномеры. Одновременно американская сторона закрепила кронштейны для установки кабелей-датчиков CORRTEX и кабелей-датчиков МИЗ. Измерительные кабели от датчиков были уложены вдоль центральной трубы и закрыты защитой (полосами листовой резины) для обеспечения сохранности кабелей во время спуска и при проведении забивочных работ. Для крепления отдельных пучков кабелей вдоль трубы использованы ленточные обжимные (бандажные) хомуты, поставленные специалистами американской стороны. После установки и закрепления всех элементов подвески для основной скважины произведено измерение фактических размеров баз датчиков и проведено фотографирование собранной подвески (по элементам). Подготовленная к спуску подвеска (первая секция) была перенесена при помощи крана на оголовок основной скважины и состыкована с предварительно завешенной диагностической сборкой и контейнером. После стыковки первая секция спущена в скважину, вторая секция перенесена на оголовок и состыкована при помощи фланцев с первой секцией подвески. Последующие операции по спуску контейнера на планируемую отметку завески включали наращивание спускной колонны, обеспечение защиты кабелей и окончательную завеску колонны на подкладной вилке.

Монтаж и спуск измерительной подвески во вспомогательную скважину проводился по обычной технологии, которая заключается в последовательном наращивании труб. Для сборки и спуска измерительной подвески в скважину UI9AX #2 использовано специальное спускное устройство, состоящее из нижней силовой секции и вышки, которая крепится на секции. Основным достоинством устройства является разделение рабочей зоны свинчивания труб и зоны монтажа измерительного оборудования. Подобное разделение значительно улучшало условия работы. В качестве спускной колонны использованы фиберглассовые трубы диаметром 89 мм, вдоль трубы в процессе спуска закреплялась мерная лента. В состав измерительной подвески (для вспомогательной скважины) вошли:

Начальный этап - крепление гирлянд контактных датчиков. Для крепления использованы специальные кронштейны РП677.010, а также бандажные хомуты американской стороны. Стыковка гирлянд контактных датчиков проведена посекционно (длина каждой секции - 2м). Кронштейны для крепления секций установлены предварительно с интервалом в 1 м. После сборки каждой секции РКД проводилась проверка ее работоспособности. Последующая операция - прокладка вдоль фиберглассовой трубы кабелей-датчиков МИЗ и CORRTEX. Прокладку выполнили американские специалисты под наблюдением советских представителей. Положение очередных участков кабелей-датчиков МИЗ и CORRTEX, положение их петель, а также положение гирлянд РКД замерялось по мерной ленте, отмечалось в журналах и фотографировалось. Далее стыковалась следующая секция труб и повторялся весь порядок операций. Окончательно колонна фиберглассовых труб завешена на оголовке вспомогательной скважины на подкладной вилке.

Конструкция забивочных комплексов скважин для СЭК на Невадском полигоне разработана американской стороной. Забойка основной скважины выполнена сплошной, на полную глубину ствола и состоит из цементно-песчаных пробок и щебеночных участков между ними. Район завески контейнера заполнен гранатовым песком (интервал 606,8...625,4 м). Предварительно (до спуска) ствол скважины до отметки 625,4 м засыпан щебнем крупностью 30-40 мм. Зона гидродинамических измерений (интервал 545...606,8 м) заполнена гипсоцементно-песчаным раствором (ГЦПР), в состав которого входят 100 весовых частей гипсоцемента, 75 весовых частей кварцевого песка. Общий объем ГЦПР, закачанный в скважину, 307,4 м3. Спускная колонна в основной скважине состояла из стальных бурильных труб диаметром 139,7 мм. Гранатовый песок и щебень засыпался через свободное пространство скважины, гипсоцементно-песчаный раствор и цементный раствор закачивались через цементировочную колонну диаметром 89 мм, спущенную в свободное пространство ствола. Щебеночные и цементные пробки разделялись песчаными подушками мощностью 3 м для исключения просачивания цемента в щебень. Принудительного охлаждения не производилось, спускная колонна зацементирована после забойки ствола. Планируемая плотность материалов забойки:

Забойка вспомогательной скважины была выполнена из цементного раствора с различной плотностью. Для интервала 377,4...660 м был применен цементный раствор, включающий следующие компоненты (для 0,05 м3 раствора):

Забойка остальной части скважины (интервал 0...377,4 м) выполнена цементным раствором следующего состава (на 0,05 м3 раствора):

Спускная колонна во вспомогательной скважине состояла из перфорированных фиберглассовых труб диаметром 89 мм с двумя центраторами диаметром 280 мм. На конце колонны смонтирован стальной наконечник (утяжелитель) с полым внутренним каналом. Общий объем забойки - 63,0 м3. Забивка произведена в пять этапов: три с утяжеленным раствором и два этапа - с раствором обычной плотности. Закачка выполнена через спускную колонну, принудительного охлаждения не производилось. Плотность раствора составила 1,9-2,3 г/см3.



Регистрация данных и первичная обработка информации при проведении СЭК на Невадском полигоне

В ходе подготовки и проведения совместного эксперимента по контролю (СЭК) на Невадском испытательном полигоне (НИП) группе советских специалистов под руководством профессора В.Н. Михайлова пришлось решать много научно-технических проблем. Здесь будут освещены некоторые вопросы, связанные с обеспечением функционирования измерительной аппаратуры, правильностью приема команд телеуправления и выдачи сигналов телеконтроля, обеспечением сохранности данных регистрации и обмена этими данными с американской стороной, работой системы телеметрии и экспресс-обработки данных.

К подготовке измерительного оборудования и регистрирующей аппаратуры на Невадском полигоне советские специалисты приступили только через две недели после доставки грузов в США. Задержка объясняется двухнедельным карантином, объявленным американской стороной. Проверки регистрирующей аппаратуры АК СП 12А1 начались после его установки и подключения. Они производились при содействии специалистов США. К моменту завершения спуска измерительной подвески во вспомогательную скважину UI9AX #2 была полностью собрана и проверена схема регистрации в АК СП 12А1.

Собравшись на НИП в Меркурии, городке испытателей, мы разбились в группы по "интересам". Группу постановки и проведения гидродинамических измерений, состоящую преимущественно из специалистов ВНИИТФ, возглавил Н. П. Волошин. В. В. Зотов руководил группой регистрации данных и первичной обработки информации, состоящей из сотрудников НИИИТ. В. А. Симоненко возглавил группу обработки и анализа результатов измерений, состоящую из специалистов ВНИИТФ, а на заключительном этапе усиленную двумя специалистами ВНИИЭФ. Большинство членов советской группы СЭК хорошо знали и уважали как нашего руководителя профессора В. Н. Михайлова, так и друг друга по многолетним контактам на отечественных полигонах, поэтому в нашей сборной команде было полное взаимопонимание. Деление на группы было условным, поскольку специалисты на своем уровне прекрасно взаимодействовали, а через руководителей групп осуществлялись контакты с американскими специалистами.

Хотелось бы отметить доброжелательную и деловую атмосферу, которая существовала на НИП при подготовке и проведении СЭК. Созданию этой доброжелательной атмосферы 1 способствовали ежедневные брифинги с руководством американской группы СЭК, на которых ставились и решались конкретные вопросы, связанные с подготовкой СЭК. На этих брифингах мы постоянно встречались с руководителем американской группы СЭК, представителем Министерства энергетики США Чаком Маквильямом, ответственным за работы по подготовке скважины Джо Бини из Ливерморской национальной лаборатории им. Лоуренса (ЛЛНЛ), научным руководителем опыта и шефом системы "Корртекс" Доном Айлерсом из Лос-Аламосской национальной лаборатории (ЛАНЛ), Дэвидом Конрадом из ЛЛНЛ - ответственным за систему телеуправления и телеконтроля (ТУ И ТК), ответственным за регистрацию данных Кейтом Олриком из ЛАНЛ, Роджером Хиллом из ЛАНЛ, ответственным за обмен данными, и другими специалистами США.

В ходе совместных работ с американскими специалистами была решена проблема обеспечения энергоснабжения советского аппаратурного комплекса СГ112А1. Проблема заключалась в том, что для питания трейлера СГ112А1 требуется трехфазное напряжение 380/220 вольт переменного тока частотой 50 Гц, а в США используется промышленный стандарт энергоснабжения переменным током частотой 60 Гц и напряжением 110 В. В результате совместной работы специалистов было обеспечено необходимое для трейлера СГ112А1 энергоснабжение с помощью преобразователя, а во время опыта питание трейлера СГ112А1 производилось от двух передвижных дизельных электростанций.

Много дискуссий было вокруг проблемы заземления трейлера СГ112А1, в результате оно было осуществлено с помощью контура, соединенного с физическими контактами, опущенными в яму с солевым раствором.

На одном из первых брифингов наш руководитель профессор В. Н. Михайлов заявил руководству американской группы СЭК, что нами привезена телеметрическая система, которую мы хотели бы использовать в опыте для сбора данных от регистрирующей аппаратуры, для передачи этих данных на командный пункт через несколько минут после взрыва для экспресс-обработки. Сначала это вызвало легкое замешательство американской стороны, поскольку это не было предусмотрено Соглашением по СЭК.

По просьбе американцев специалисты НИИИТ провели серию семинаров, на которых рассказали об устройстве трейлера СГ112А1, характеристиках регистрирующей аппаратуры для гидродинамических измерений, вычислительного комплекса СКПФ203 и принципа работы телеметрической системы.

Американцы проявили большой интерес к нашей измерительной аппаратуре и к трейлеру СГ112А1. В. Н. Кузнецову, ответственному за трейлер СГ112А1, пришлось принимать много делегаций специалистов и подробно рассказывать о назначении и устройстве его аппаратуры.

Для функционирования телеметрической системы на командном пункте СР-41 необходимо было установить дополнительно к Соглашению по СЭК стойку вычислительного комплекса СКПФ203, точно такую же, которая имелась в составе трейлера СП 12А1, и иметь две физические линии связи между трейлером и командным пунктом СР-41.

Ввиду того, что скважина U19AX находилась более чем в 30 км от командного пункта СР-41 и сложного рельефа местности, американские специалисты предложили использовать для телеметрии микроволновую линию связи, которая используется на НИП для передачи команд управления взрывом.

Специалисты НИИИТ в короткий срок провели стыковку и подключение оптических модемов, предоставленных американской стороной, к вычислительным комплексам в трейлере СГ112А1 и на командном пункте СР-41, а также проверку работоспособности телеметрической системы с микроволновым каналом связи.

У нас оставалась озабоченность, связанная с тем, что существует опасность нарушения линии связи после взрыва из-за сейсмического воздействия на ряд ретрансляторов, составляющих канал связи, но другого решения не было из-за крайне сжатых сроков работы.

Одной из важных проблем была стыковка с системой команд автоматики НИП. Мы все отчетливо осознавали, что малейший сбой во взаимодействии нашей измерительной системы с системой команд НИП может закончиться для нас неудачей.

Следует отметить, что вопросы, связанные с выдачей сигналов телеуправления и телеконтроля, были достаточно подробно разработаны при заключении Соглашения по СЭК.

При подготовке аппаратуры непосредственно на полигоне никаких серьезных проблем не возникло, за исключением нескольких чисто технических вопросов, которые были оперативно разрешены при совместном обсуждении с американскими специалистами.

Интересно отметить, что когда мы попросили схему выдачи команд ТУ и ТК на опыте, как это принято на наших полигонах, то выяснилось, что такой схемы не существует, а имеется документация на отдельные подсистемы.

Мы с нашим главным специалистом по системе ТУ и ТК А. А. Гриневичем несколько дней провели в непрерывных расспросах Дэвида Конрада о том, как работает система ТУ и ТК на НИП. В отличии от наших полигонов, на НИП программы команд ТУ и ТК выдаются ежедневно каждый час и любая группа испытателей может их использовать для подготовки аппаратуры к опыту.

В результате Дэвид Конрад представил подробную схему ТУ и ТК, разработанную специально для взрыва СЭК, в которой мы нашли для себя много интересного.

На командном пункте СР-41 американскими специалистами для нас были установлены два цветных дисплея А и В, с помощью которых можно было визуально следить за прохождением сигналов телеуправления и правильностью выдачи сигналов телеконтроля.

Здесь же были установлены два телевизионных монитора, на один из которых во время проведения СЭК транслировалась информация с цветной бортовой видеокамеры, установленной на вертолете. На другой выводилась информация одновременно с четырех телекамер, установленных для дистанционного визуального контроля за состоянием трейлера СП 12А1 и кабельной трассы до скважины U19AX.

В американском трейлере 9139, размещенном недалеко от СГ112А1, были установлены два регистратора СРГ7и один регистратор СУПИ24, с помощью которых, по инициативе В. Н. Михайлова, ставился эксперимент по исследованию интрузивности гидродинамического метода контроля.

При проведении опыта источниками информации для системы телеметрии являлись запоминающие устройства регистраторов СУПИ8, СУПИ20, МИЗ-1 и МИЗ-2, объединенных в три группы по последовательному каналу СУПИ.

Для передачи информации из трейлера СГ112А1 на СР-41, по предложению американских специалистов, был использован канал микроволновой системы связи НИП. В качестве устройства передачи и приема данных применялись оптические модемы типа HFM5200, предоставленные американскими коллегами и работающие на скорости 9600 бод.

Подключение комплексов СКПФ203, находящихся в СГ112А1 и на СР-41, к микроволновой системе передачи данных осуществлялось с помощью американских волоконно-оптических кабелей.

В трейлере СГ112А1 комплекс СКПФ203 работал в автоматическом режиме без участи оператора по программе, заранее записанной в постоянном энергонезависимом запоминающем устройстве (модуль ПП2), и обеспечивал:

Приемный комплекс СКПФ203, установленный на СР-41, во время опыта работал диалоговом режиме и обеспечивал прием, запоминание и документирование данных на гибком магнитном диске.

После окончания спуска контейнера и измерительной подвески в основную скважин были начаты регулярные проверки контрольных циклов выдачи команд управления, а также проверки исполнения команд и телеметрирования цифровой информации от комплекс СГ112А1 на приемный пункт, расположенный в СР-41. Подготовка аппаратуры исследований интрузивности и эффективности антиинтрузивного устройства была закончена только перед генеральной репетицией, что связано с задержкой согласования американской стороной регламента проведения данных измерений на аппаратуре советской стороны.

Генеральная репетиция проведена за один день до эксперимента (16 августа) по сокра- щенной программе (без развертывания обеспечивающих служб). За два дня до ГР (то есть 1 августа) осуществлена генеральная проверка регистраторов (ГПР), которая обычно на Невадском полигоне не проводится. Перед проведением ГР и собственно эксперимента на контрольном пункте КП-1 были организованы совместные совещания, на которых заслушана обсуждена информация: о готовности к проведению эксперимента, о мероприятиях по обеспечению камуфлетности взрыва, по метеообстановке и радиационной безопасности. На совещании перед экспериментом был согласован совместный регламент съема информации и трейлеров с регистрирующей аппаратурой.

После прохождения команды "Ч" - 10 мин наш главный программист и оператор Е. Б Сизов загрузил в ЭВМ программу сбора и накопления данных РЗО.

Началось волнительное ожидание первого из 2-х запланированных взрывов СЭК. Н; командном пункте СР-41 советской делегации СЭК находились представители руководств; Министерства энергетики США, руководства НИП, члены американской группы СЭК и другие гости, всего несколько десятков человек.

Спустя 30 секунд после взрыва Е. В. Сизов запустил программу накопления данных. Задержка по времени была сделана для того, чтобы переждать сейсмическое воздействие от взрыва на приемно-передающие антенны микроволновой системы связи полигона. Интересно отметить, что момент взрыва можно было зафиксировать только по экранам мониторов так как сейсмических колебаний на цементном полу СР-41 совершенно не ощущалось.

На Невадском испытательном полигоне аппаратурные комплексы "Корртекс" и СГ112А1, как указывалось выше, размещались на довольно малых расстояниях от оголовка основной скважины (312 и 510 м соответственно). Такое размещение было выбрано американской стороной в соответствии с устоявшейся практикой испытаний на своем полигоне. При малых расстояниях легче и дешевле обеспечить высококачественные характеристики передающих кабельных трасс.

В связи с большими значениями (15...20 g) ожидаемых величин ускорений и смещений поверхности грунта в момент взрыва использовались специальные демпфирующие устройства. Советский трейлер был снят с шасси и закреплен на платформе из двутавровых балок, которая, в свою очередь, была установлена на восьми демпфирующих подставках из пенопластовых подушек (конструкция Ливерморской лаборатории).

Американский трейлер был установлен на подставках из ячеистого (сотового) алюминия (конструкция Лос-Аламосской лаборатории). На этих же демпфирующих устройствах были установлены дизельные электростанции. При проведении взрыва на Невадском полигоне системы демпфирования фургона СГ112А1, трейлера "Корртекс" и дизельной стадии, питавшей советский фургон, сработали нормально и обеспечили бесперебойное функционирование всей советской и регистрирующей части американской аппаратуры.

Данные по ожидаемым и измеренным перегрузкам на поверхности грунта и на платформе АК СП 12А1 приведены в таблице 3.1.


Таблица 3.1
Параметры движения грунта на рабочей площадке советского трейлера
 ОжидаемоеИзмеренное
среднеемаксимальное
Ускорение при движении вверх (g)9,312,5 
Ускорение при движении вниз (g)264025
Скорость при смещении вверх (м/с)3,55,9 
Скорость при смещении вниз (м/с)4,27,4 
Смещение грунта (м)0,973,5 

Примечание: Ускорение на раме советского трейлера составило 2g.

Сбор и документирование данных на СР-41 продолжались 12,5 минут. Все данные регистрации из трейлера СГ112А1 были полностью приняты и задокументированы на гибком магнитном диске.

Объем данных составляет 102 килобайта: 204 информационных блока по 256 16-ти разрядных слов, записанные в три файла с именами 081701.RAZ, 081701.DEF и 081701.DAT.

Измерительная аппаратура трейлера СГ112А1 и система телеметрии во время опыта сработали нормально. Несмотря на то, что система телеметрии работала на скорости 9600 бод, реальная скорость передачи данных была более чем в 6 раз меньше. Это объясняется несколькими последовательными преобразованиями информации из параллельного кода в последовательный и обратно, предусмотренными в микроволновой системе связи полигона.

Передающая программа в трейлере СГ112А1 была настроена таким образом, что в случае отказа микроволновой системы связи она бы перешла в режим документирования данных на гибкий магнитный диск в трейлере СП 12А1 и потерь информации не было бы.

После завершения процедуры документирования переданных данных на гибкий магнитный диск мы с Роджером Хиллом, ответственным за обмен данными от американской стороны, проделали следующие процедуры, предусмотренные Соглашением по СЭК:

После этого Роджер Хилл отбыл на командный пункт СР-41 за данными регистрации измерительной системы "Корртекс".

Позднее Роджер Хилл сообщил по телефону, что, ввиду отказа телеметрии системы "Корртекс", он передаст диск с американскими данными позже. Отказ произошел из-за сбоя в работе дизельной электростанции у трейлера "Корртекс" во время взрыва.

Американская сторона получила данные регистрации системой "Корртекс" спустя три часа после взрыва, когда персонал прибыл к месту взрыва в парк американских трейлеров и запустил электростанцию.

Тем временем приступили к экспресс-обработке полученных данных. Экспресс-обработка данных на ЭВМ по методике контактных датчиков была проведена программой "NEV-AN2" и заключалась в определении соответствия зарегистрированных временных интервалов соответствующим контактным датчикам.

По программе "SUPI20" была проведена визуализация формы импульсов от срабатывания контактных датчиков на бумажной ленте.

По программам "QQMSK" и "QQCHEL" было проведено построение зависимости укорочения кабелей-датчиков методики МИЗ от времени.

Так была завершена экспериментальная часть работы советских специалистов.



Открытие Америки советскими атомщиками

Существенной была и другая сторона работы в Неваде. Фактически для всех наших специалистов это было воистину открытие Америки. С полным правом можно было сказать, что никто из наших участников накануне не ожидал такой возможности. Это обогатило нас в человеческом плане, предъявило к нам более высокие научно-технические требования. Достаточно заметить, что ко времени проведения эксперимента не только наши экспериментаторы, но и теоретики делали только первые шаги в использовании компьютерного обеспечения текущих работ. В СЭК мы должны были всю эту технологию использовать на самом высоком уровне, который уже применялся в американских лабораториях. И кажется, многое нам удалось.

Особенно следует отметить атмосферу настоящего сотрудничества, которая существовала во время подготовки опыта, человеческую отзывчивость американских специалистов, слаженность и хорошую организацию работ.

Все мы впервые были в США, да и вообще за границей СССР. Приятное впечатление осталось, в первую очередь, от общения с американскими коллегами. Их доброжелательность, оптимизм, демократичность и искреннее желание помочь произвело глубокое впечатление и вызвало чувство благодарности.

Большую признательность вызвало то уважительное отношение к нам, советским специалистам, которое мы все ощущали.

Достойны особой благодарности Френсис Гвин (от Министерства энергетики США), которая опекала нас, и переводчик Алекс Форбс за чуткость и заботу.

Пять государств, обладающих ядерным оружием, приняли на себя обязательства не применять его против государств, не располагающих таким оружием, за исключением ситуации, когда они отвечают на ядерный удар или на нападение с применением обычных средств, совершённое в союзе с ядерным государством. Эти обязательства, однако, не были включены в текст самого Договора, и конкретная форма таких обязательств могла со временем изменяться. США, например, указывали, что они могут применить ядерное оружие в ответ на нападение с применением неядерного «оружия массового уничтожения», такого как биологическое или химическое оружие, поскольку США не могут применить в ответ ни то, ни другое.
Измерения при подземных ядерных испытаниях