Ядерные испытания Атмосферные ядерные взрывы ТЕХНОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПОДЗЕМНЫХ ЯВ ВЗРЫВ НА НЕВАДСКОМ ПОЛИГОНЕ ВЗРЫВ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ПОЛИГОНЕ ПОЛИГОН «НОВАЯ ЗЕМЛЯ»

Франция. АЭС "Катенном-3". При перезагрузке топлива было обнаружено, что при предыдущей перезагрузке одна из сборок была установлена в неправильном положении. Сальвадор, Сан-Сальвадор. Промышленный радиоактивный источник, содержащий кобальт-60, заклинило в положении излучения. Персонал получил сильное радиоактивное облучение. Таиланд, Самут Пракан. Похищен медицинский радиоактивный источник. Впоследствии он был разобран и продан в качестве металлолома.

Ядерные испытания в СССР Оглавление


ГЛАВА 1

О ТЕХНОЛОГИИ ПРОВЕДЕНИЯ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ В АТМОСФЕРЕ.
ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ.
МЕРЫ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ


1.8   ИССЛЕДОВАНИЯ ХАРАКТЕРИСТИК АТМОСФЕРНЫХ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ


Исследование ударной волны

В ходе проведения ядерных испытаний в атмосфере многократно проводились исследования характеристик ударной волны, распространяющейся вдоль поверхности грунта. Эти исследования были начаты в первом ядерном испытании 29.08.49 и продолжались до последних атмосферных экспериментов в 1962 году. Изучение параметров распространения ударной волны уже в 1949 г. опиралось на теоретические работы и экспериментальные исследования ударных волн в воздухе, создаваемых при взрыве химических ВВ.

При проведении ядерных испытаний проводились исследования разнообразных характеристик: избыточного давления Рф на фронте ударной волны и динамики его изменения во времени; длительности положительной фазы ударной волны τ+, при которой Рф > 0; импульса положительной фазы ударной волны для различных расстояний, и уровней энерговыделения. Регистрация параметров приземной ударной волны имела важное значение при анализе результатов механического воздействия взрыва на различные инженерные, промышленные и гражданские сооружения в ходе проведенных экспериментов. Накопленная экспериментальная информация позволила использовать результаты измерений параметров ударных волн для определения энерговыделения ядерного взрыва, а также для независимого измерения координат центра ядерного взрыва (эпицентра и высоты).

В этих целях многочисленные ядерные испытания сопровождались размещением большого количества детекторов ударной волны, расположенных на различных рубежах вдоль пересекающихся линий, проходящих под различными азимутами. Ряд детекторов располагался непосредственно вблизи сооружений, подвергшихся механическому воздействию ядерного взрыва.

Результаты многочисленных измерений избыточного давления ударной волны удовлетворяют известным соотношениям подобия. высот подрыва



Определение координат центра взрыва

Исследования ударной волны воздушных взрывов использовались в частности для определения координат центра взрыва. Эта методика имела важное значение для испытаний на полигоне Новая Земля, где сложные метеорологические условия часто затрудняли использование в этих целях оптических методов. При определении координат эпицентра взрыва наиболее точным являлся метод их определения по разностям расстояний от эпицентра до различных пунктов наблюдений. При этом точки с одинаковым временем прихода ударной волны лежат на окружности, центр которой находится в эпицентре взрыва.

По результатам измерений параметров ударной волны при известном уровне энерговыделения может быть определена и абсолютная высота взрыва.



Исследования параметров воздействия слабых ударных волн

Наземные и воздушные ядерные взрывы сопровождались исследованиями характеристик слабых ударных волн на значительных расстояниях от центра взрыва. Целью этих работ было совершенствование требований обеспечения безопасности населения при проведении атмосферных ядерных испытаний.

На основании серии воздушных опытов в 1957 году были сформулированы требования в отношении безопасности к механическому действию ударной волны. В качестве критерия был выбран наиболее чувствительный элемент - разрушение остекления зданий. По результатам этих исследований при уровне избыточного давления Рф, не превышающего (5-7)x10-3 кг/см2, разрушений остекления нет. При уровне Рф = (0,9-1,5)x10-2 кг/см2 разрушается от 1 до 6% стекол, а при уровне Рф > 3x102 кг/см2 разрушается более 50% стекол.



Определение характеристик γ-дозы воздушных ядерных взрывов

В 1957-1962 гг. при проведении мощных воздушных ядерных испытаний широко использовались данные по измерению величины γ-дозы детекторами, расположенными на поверхности на различных расстояниях от эпицентра взрыва вдоль пересекающихся прямых, проходящих под различными азимутами. Характеристики измерений γ-дозы и эффективных значений местных потоков γ-излучения использовались для определения интегральных характеристик γ-выхода взрыва, а также для определения характеристик высоты и координат эпицентра взрыва. Последний вид данных использовался как независимая информация в сравнении с данными оптических измерений. Рассматриваемые методы развивались специалистами Семипалатинского испытательного полигона И.А.Солодухиным, А.И.Ховановичем, Б.А.Шилобреевым и полигона Новая Земля под руководством Б.В.Замышляева, Е.С.Фрида.



Некоторые характеристики β, γ-активности продуктов ядерного взрыва

В серии воздушных ядерных взрывов проводились исследования изменения со временем характеристик активности продуктов взрыва. При этом определялись параметры:

Исследования предусматривали определение указанных параметров в диапазоне от нескольких часов до нескольких суток после взрыва и были составной частью работ по анализу возможной краткосрочной радиационной обстановки в различных условиях выпадения радиоактивных продуктов ядерных взрывов.



Исследования радиоактивного загрязнения атмосферы и местности

Исследования радиоактивного загрязнения атмосферы и местности в первые годы испытаний носили качественный, поисковый характер. В дальнейшем изучение радиационных эффектов наземных и воздушных взрывов являлось одним из основных направлений исследований поражающих факторов ядерного взрыва.

Измерения уровней радиации в облаке взрыва, а в некоторых опытах и в пылевом столбе, производились путем пересечения облака (пылевого столба) самолетами с рентгенометрами на борту. Для этой цели использовались самолеты ТУ-4, ИЛ-28, ЛИ-2, которые оборудовались пробоотборными установками для отбора проб аэрозолей. Самолеты и вертолеты использовались также для сопровождения облака и аэро-гамма-съемки загрязненных территорий.

Отбор проб из облака взрыва в первой половине 50-х годов осуществлялся с целью определения мощности, изучения сепарации осколков деления по высоте и расстоянию, определения выхода трансурановых элементов и отработки методик вьщеления осколков и делящихся элементов применительно к деятельности фронтовой химической лаборатории. Необходимость отбора наиболее информативных и высокоактивных проб требовала специальной подготовки летного состава, надежных измерительных средств и эффективного пробоотборного оборудования.

Место отбора проб радиоактивных продуктов при испытании определялось исходя из высоты облака, которая зависит, в основном, от мощности и высоты взрыва, времени сохранения визуально видимого облака, а также в зависимости от назначения пробы.

Пробы для определения мощности отбирались на удалении 25-170 км от эпицентра на высотах от 2,5 до 10 км, а пробы для изучения сепарации продуктов на удалении 120-310 км и на высотах 3-10 км. Для определения района отбора проб штурман самолета фиксировал на карте точку входа в облако и точку выхода из него по окончании пробоотбора. Кроме того, фиксировалось количество заходов в облако, доза, полученная экипажем за каждый заход, время пролета через облако, высота, скорость полета и максимальные уровни радиации в облаке.

Одним из основных критериев при выборе высоты подрыва боеприпаса являлось исключение существенного радиоактивного загрязнения местности. В то же время учет других условий проведения испытаний не позволял увеличивать высоту взрыва более чем это требовалось для обеспечения безопасности от радиоактивного загрязнения.

Во второй половине 50-х и в начале 60-х годов испытания, в основном, проводились на больших высотах, что, в свою очередь, привело к развитию некоторых новых направлений исследований.

По характеру радиоактивного загрязнения "высокие" воздушные взрывы были выделены в отдельный класс. Для этих экспериментов потребовалась переоценка существующих методов расчетов, разработка новых методик исследований и прогнозирования.

При подготовке испытаний проводилась всесторонняя оценка ожидаемого загрязнения местности. В период испытаний изучались структурные и физические особенности развития радиоактивного облака, процессы выпадения радиоактивных частиц и распределение активности на следе, а также химический состав и фактическое состояние активных продуктов в облаке и на следе.

Проведение измерений при взрывах боеприпасов различной мощности на больших высотах показали, что достаточно полные исследования уровней радиации в облаке и отбор проб не могут быть обеспечены с помощью использовавшихся в этих целях самолетов ИЛ-28, так как активность в облаке до "Ч" + 1 угрожала переоблучением экипажей, а в более позднее время облако поднимается выше предельной высоты полета ИЛ-28. Кроме того, применявшаяся на борту дозиметрическая аппаратура уже не удовлетворяла возросшим требованиям к точности и оперативности измерений.

Для прострела радиоактивного облака во второй фазе его формирования были разработаны и применены в испытаниях реактивные снаряды и ракеты типа "Стриж".

Ракета оснащалась блоком дозиметров, размещавшихся в специальном отсеке, и пробозаборником, расположенным в головной части.

Время старта и входа в облако определялось расчетным путем исходя из мощности и высоты взрыва. После прохождения через облако спецотсек с дозиметрами отделялся от головной части и спускался на землю на парашюте, а головная часть с пробозаборником падала отдельно. Поиск частей ракеты осуществлялся поисковой группой на вертолете и автомобилях в предварительно рассчитанном районе падения.

Результаты запусков ракет показали возможность взятия пробоотбора из радиоактивного облака без участия человека. Однако точность стрельбы и эффективность применения этого метода существенно зависели от точности расчетов и соответствия расчетных параметров реатьной обстановке при испытаниях.

В начале 60-х годов при испытаниях боеприпасов малой мощности на больших высотах, наряду с традиционными задачами, решались вопросы детальных исследований ближней зоны следа, изучались защитные свойства различных инженерных сооружений войскового назначения. Применялись новые и усовершенствованные методики (зондирование облака реактивными снарядами, методики радиохимического, радиометрического и аэрозольного анализов), использовалась новая аппаратура в авиационной и наземной радиационной разведке.

Отметим, что информативность прострела облака реактивными снарядами оказалась достаточно высока, особенно в первые минуты развития облака, когда была ограничена возможность применения авиации.

Исследование остаточного загрязнения местности, сохраняющегося длительное время и представляющего повышенную опасность для окружающей среды, осуществлялось наземными и воздушными средствами на протяжении всего периода испытаний.

Например, в 1956 г. была проведена аэро-гамма-съемка прилегающих к Семипалатинскому полигону районов на расстояниях до 500 км от центра опытного поля. Самолетами ЛИ-2, оборудованными измерительной аппаратурой на базе сцинцилляционных и гейгеровских счетчиков, была обследована территория общей площадью около 240 тыс. км2, в том, числе города и населенные пункты: Семипалатинск, Павлодар, Усть-Каменогорск, Рубцовск, Аягуз, Славгород, Кулунда, Кара-Аул.

Комбинация приборов на борту самолета позволяла измерять уровни ?-излучения в широком диапазоне от значений, сравнимых с естественным фоном до десятков рентген в час.

Высота полета составляла 100-200 м. Для приведения показаний прибора к уровням гамма-дозы на земной поверхности экспериментально определялся закон ослабления гамма-излучения радиоактивных продуктов в воздухе.

В результате обследования была составлена подробная карта радиоактивного загрязнения района на конец 1956 г. Аналогичные исследования проводились при испытаниях на Новой Земле.

Полуэмпирическим способом было оценено общее количество активности в районе СИП за время испытаний на конец 1956 г., которое составляло 2,6x105 кюри. При расчетах учитывалась активность всего района, за исключением зон, непосредственно прилегающих к эпицентрам (в радиусе 2-3 км).

Наиболее загрязненной радиоактивными продуктами оказалась территория, прилегающая к полигону с востока и юго-востока. Загрязненные зоны имеют вид вытянутых полос, и их конфигурация после образования (в результате взрывов) практически не изменялась со временем.

В годы испытаний на СИП была создана уникальная лабораторная база для исследований радиоактивного загрязнения атмосферы и местности при проведении ядерных взрывов.

В лабораториях, оснащенных самой современной аппаратурой, проводились широкомасштабные и углубленные радиометрические, спектрометрические и радиохимические исследования, результаты которых непосредственно влияли на научно-методическое обеспечение испытаний.

В 1958-1960 годах большое внимание уделялось исследованиям миграции радиоактивных продуктов на "старых" следах, оценке биологических последствий загрязнения местности, продуктов растительного и животного происхождения.

Было установлено, что миграция радиоактивных продуктов на следе взрыва практически отсутствует, а растительность на "старых" следах в значительной степени загрязнена за счет глобальных выпадений. Низкие уровни радиации на местности не позволили выявить закономерности изменений в соотношении между мощностью дозы и содержанием радиоактивных веществ в почве и растениях.

Для выявления критериев биологической опасности радиоактивного загрязнения проводились исследования дисперсного состава и активности пыли в поверхностном слое почвы на различных расстояниях от эпицентра, а также изучалась удельная активность, распределение радиоактивных веществ в частицах и их физико-химические свойства. Это позволило провести более глубокий анализ возможного попадания радиоактивных веществ со "старых" следов в организм человека по пищевой цепочке и дать оценку биологической опасности местности, зараженной радиоактивными продуктами.



Радиохимические измерения наработки трансурановых изотопов в опытах 1957 г.

Весной 1957 года на СИП было проведено 6 воздушных ядерных взрывов; в том числе 2 мощных ядерных взрыва. Характеристики этих ядерных испытаний приведены в таблице 1.22.

Одним из видов исследований в этих ядерных испытаниях были радиохимические измерения наработки (β-активности высокоактивных трансурановых радионуклидов в сравнении с наработкой β-активности радионуклида Мо-99 из продуктов деления. Эти исследования позволили экспериментально определить наработку в ядерных взрывах таких гшионуклидов, как Pu-239, Pu-240 и Np-237.

Наработка Pu-239 происходит при нейтронном захвате на стартовых ядрах U-238 по схеме:



Таблица 1.22
Испытание123456
Дата08.03.5703.04.5706.04.5710.04.5712.04.5716.04.57
E (кт)19425768022320

Наработка Pu-239 может быть определена, исходя из определения активности промежуточного ядра Np-239, обладающего достаточно большим временем жизни для проведения радиохимического анализа, в сравнении с наработкой активности эталонного изотопа, непосредственно связанного с энерговыделением заряда, то есть с характерным радионуклидом продуктов деления.

Наработка Ри-240 происходит при последовательном двукратном нейтронном захвате на стартовых ядрах U-238 по схеме:

Наработка Pu-240 может быть оценена подобно оценки наработки Pu-239, исходя из относительной доли β-активности достаточно долгоживущего промежуточного радионуклида U-240.

Наработка Np-237 происходит при нейтронной активации стартовых ядер U-238 в реакции (n, 2n) на термоядерных нейтронах по схеме:

Наработка Np-237 может быть оценена рассматриваемым способом, исходя из относительной доли β-активности достаточно долгоживущего радионуклида U-237.



Исследование характеристик подводных ядерных взрывов

Осенью 1955, 1957, и 1961 года в губе Черная на Новой Земле были проведены подводные атомные взрывы малой мощности с общим тротиловым эквивалентом до 20 кт. Глубина акватории в месте проведения взрывов была около 60 м. В двух последних опытах заряды устанавливались на торпедах, которые выпускались с подводных лодок. Подводные взрывы 1955 и 1957 годов проводились на приведенных глубинах H/R0 = 2 и 5 соответственно (R0 - радиус эквивалентного тротилового заряда). В 1957 году был проведен и взрыв заряда небольшой мощности, установленного на специальной подставке на северном берегу бухты.

Проведение экспериментальных и теоретических исследований физических процессов при этих взрывах, методическое и приборное обеспечение испытаний было поручено Институту химической физики АН СССР. Куратором этих работ был директор института академик Н.H.Семенов, который привлек к решению проблем, связанных с проведением взрывов, известных ученых института (С.А.Христианович, В.Л.Тальрозе, Е.И.Шемякин, Г.Л.Шнирман, П.В.Кевлишвили и др.). И.Л.Зельманов был первым научным руководителем этих испытаний.

Взрывы проводились в интересах ВМФ и сопровождались испытаниями военной техники. На акватории бухты были установлены (в основном отслужившие свой срок) корабли, подводные лодки, гидросамолеты и т.д.

Целью проводимых испытаний было определение в условиях подводного взрыва на мелководье его основных физических характеристик и поражающих факторов, которые в то время были слабо изучены. Программа работ включала измерения параметров ударной волны в воде и воздухе, сейсмических колебаний грунта, развития султана и других поверхностных явлений, выхода продуктов деления и радиационной обстановки в воде и окружающей местности. По этим данным проверялись разработанные теоретические модели взрыва.

Для отработки аппаратуры и получения установочных данных параллельно с атомными взрывами проводились модельные исследования при взрывах зарядов тротила на Ладожском озере, Черном море и на лабораторных стендах. Большой комплекс исследований был проведен в районе Куйбышевской ГЭС, где для проведения взрывов был изготовлен водоем глубиной 3 м, копирующий водохранилище в масштабе 1:10. Глубина могла уменьшаться при спуске воды через створки модели плотины. Это позволило провести измерения параметров ударной волны в воде и воздухе, сейсмических колебаний грунта и поверхностных явлений при взрыве литых сферических зарядов тротила массой до 100 кг в водоемах разной глубины при различном заглублении заряда. При этом моделировались основные гидродинамические процессы взрыва в губе Черной. Моделирование было основано на известных законах энергетического и геометрического подобия при взрывах.

Модельные эксперименты показали, что картина развития гидродинамических процессов подводного взрыва в мелких водоемах, в которых на его параметры существенно влияет то и свободная поверхность, значительно сложнее, чем при взрыве в бесконечной жидкости. На основании расчетов, выполненных С.А.Христиановичем и его сотрудниками, и результатов модельных экспериментов, было получено довольно полное полуэмпирическое описание взрыва в мелком водоеме, которое использовалось для определения тротиловых эквивалентов ядерных взрывов по результатам измерения параметров ударных волн в воде.

Для этого во всех подводных ядерных взрывах применялись механические измерители давления МИД-3, поршневые импульсомеры ИМ-1, ИМ-2, а также пьезоэлектрические датчики давления. При атомных взрывах для получения информации о параметрах ударной волны применялись сотни датчиков, которые спускались на лебедках с кораблей и специальных понтонных плотиков на различную глубину в широком диапазоне расстояний от предполагаемого эпицентра взрыва. На каждой подвеске на заданной глубине устанавливалось до 6 однотипных приборов. Погрешность отдельного измерения составляла ~15%. По показаниям ближайших к эпицентру датчиков, которые согласно модельным исследованиям, были вне зоны влияния свободной поверхности и дна водоема, определялся тротиловый эквивалент взрыва по максимальному давлению ударной волны.

Регистрация поверхностных явлений при взрывах проводилась комплексом фотографической аппаратуры с двух взаимно перпендикулярных направлений камерами АФА-33 с частотой 0.5 кадр/сек и кинокамерами АКС-1 и АКС-2. Высокоскоростные камеры СК-2 со скоростью съемки 2500 кадров/сек, камеры АКС и АФАБАФ были установлены в бомболюке самолета ИЛ-28 и регистрировали картину сверху при пролете в районе взрыва. Камера СК-2 была предназначена для регистрации огненного шара и его яркостной температуры. В опытах были определены координаты эпицентра взрыва, развитие поверхностных явлений и их параметры.

Общая картина подводного взрыва выглядела следующим образом. Выход ударной волны на поверхность воды наблюдался в виде быстро расширяющегося светлого кольца, вызванного кавитацией воды при отражении ударной волны от свободной поверхности. Вслед за этим возникал над поверхностью воды купол в виде столба водяных струй. После этого над куполом возникало конденсационное облако, состоящее из продуктов взрыва и воды. В результате этих процессов образовывался полый цилиндрический столб воды, называемый султаном, через который выходили продукты взрыва. Они образовывали сверху облако, закрывавшее верхнюю часть султана, содержащее продукты деления, капли воды и частицы грунта. При обрушении султана возникали серия гравитационных волн и базисная волна, которые распространялись от центра взрыва. Базисная волна представляет собой вихревое движение плотного облака из брызг воды, содержащего радиоактивные продукты взрыва, которое при расширении поднимается вверх. Через 3-4 минуты базисная волна отрывалась от поверхности воды и сливалась с облаком взрыва. Ветром облако выносилось из района взрыва, при этом из него выпадали осадки в виде дождя и измороси.

Для регистрации поверхностных волн применялись резистивные датчики с регистрацией сигналов на тензостанциях. Количество наблюдаемых поверхностных волн возрастало с расстоянием. Вблизи эпицентра максимальную амплитуду имела первая волна. На больших расстояниях максимальной становилась вторая волна, а потом последующие волны.

Самописцы давления СД измеряли параметры воздушных ударных волн, возникавших при суперпозиции головной волны, образующейся при подъеме со сверхзвуковой скоростью купола и волны, преломленной из воды в воздух.

Для регистрации гамма-излучения и радиоактивного загрязнения акватории базисной волной и конденсационным облаком применялся комплекс специальных методик. Полные дозы гамма излучения за 30-40 часов регистрировались при помощи фотоиндикаторов в различных точках опытного поля. Для измерений были разработаны приборы СГР и ДП-автоматические гамма-рентгенометры с логарифмическими шкалами уровней радиации. Прибор ФДР регистрировал полную Дозу и давал оценки кинетики ее накопления по почернению пленки. Наблюдалось хорошее согласие результатов измерений различными приборами.

Радиационные процессы измерялись в трех фазах подводного взрыва: на стадии поднимающегося султана, от базисной волны, из области радиоактивного загрязнения и осадков. Заметная интенсивность излучения в районе взрыва появлялась при подходе газового пузыря к поверхности. Она повышалась по мере выхода продуктов в атмосферу, достигая максимума, и после подъема облака и уменьшения активности осколков деления быстро снижалась до малых значений.

Анализ данных первого опыта показал, что экранировка излучения стенками султана отсутствует. В атмосферу выходили, практически все осколки деления. Во втором опыте продукты не прорвали султан и интенсивность излучения из водяного столба была низкой. С приходом базисной волны, которая в обоих опытах несла около 10% от полного числа осколков деления, интенсивность излучения резко повышалась. Базисная волна и радиоактивные садки создавали сильное радиоактивное загрязнение кораблей и побережья. По сравнению воздушными взрывами, радиационные явления были растянуты на значительно большее время - до 30 минут, причем уровень радиации в районе взрыва проходил через ряд максимумов сравнимой величины. Концентрации продуктов деления определялась по величине их γ и β-радиоактивности в пробах, отобранных по заданной временной программе из базисной волны и выпадающих радиоактивных осадков, а также в воде на различных глубинах и расстояниях от эпицентра в ближней зоне взрыва.

Особенно большие уровни радиоактивного загрязнения наблюдались при взрыве на берегу. Палубы кораблей при этом были покрыты толстым слоем радиоактивной пыли, выброшенной из воронки.

На основе проведенных исследований были установлены основные закономерности развития явлений подводного атомного взрыва.

ГЛАВА 3 СОВМЕСТНЫЙ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ И НЕВАДСКОМ ИСПЫТАТЕЛЬНЫХ ПОЛИГОНАХ ПО КОНТРОЛЮ ДОГОВОРА ОБ ОГРАНИЧЕНИИ ПОДЗЕМНЫХ ИСПЫТАНИЙ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ

3.1   ВВЕДЕНИЕ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПРОВЕДЕНИЯ СОВМЕСТНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА ПО КОНТРОЛЮ
3.2   ОСОБЕННОСТИ ПОСТАНОВКИ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ
3.3   СУТЬ ГИДРОДИНАМИЧЕСКОГО МЕТОДА ОПРЕДЕЛЕНИЯ МОЩНОСТИ
3.4   ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ГИДРОДИНАМИЧЕСКОГО МЕТОДА И СЭК
3.5   РАСЧЕТНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГИДРОДИНАМИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ
3.6   ОБ ОСНОВАХ СЕЙСМИЧЕСКОГО МЕТОДА КОНТРОЛЯ
3.7   ПОДГОТОВКА СЭК
3.8   ВЗРЫВ НА НЕВАДСКОМ ПОЛИГОНЕ
3.9   ВЗРЫВ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ПОЛИГОНЕ
3.10   НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ СЭК
3.11   СОТРУДНИЧЕСТВО И НЕКОТОРЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ УЧАСТНИКОВ
3.12   ЗАКЛЮЧЕНИЕ
3.13   ЛИТЕРАТУРА

ГЛАВА 4 ЯДЕРНЫЕ ПОЛИГОНЫ СССР. ПЛОЩАДКИ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПОДЗЕМНЫХ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ В МИРНЫХ ЦЕЛЯХ

4.1   ЭЛЕМЕНТЫ КЛАССИФИКАЦИИ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ, ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ И ИССЛЕДОВАНИЙ ВЗРЫВНЫХ ПРОЦЕССОВ
4.2   ЯДЕРНЫЕ ИСПЫТАНИЯ И ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ В СССР - РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПО ПОЛИГОНАМ И ТЕРРИТОРИИ СССР
4.3   СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ ПОЛИГОН (СИП)
4.4   СЕВЕРНЫЙ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ ПОЛИГОН «НОВАЯ ЗЕМЛЯ» (СИПНЗ)
4.5 ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПЛОЩАДКИ ДЛЯ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ В МИРНЫХ ЦЕЛЯХ 
4.6   ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ПОЛИГОНОВ И ИСПЫТАТЕЛЬНЫХ ПЛОЩАДОК

Россия. Кольская АЭС. Остановка реакторов АЭС в результате повреждения линии электропередачи во время урагана. Резервный дизельный генератор 1-го энергоблока, который должен был включиться при такой ситуации, не запустился. Германия. АЭС "Библис". При аварийной подаче энергии на станцию "Библис-В" произошел частичный отказ вспомогательной системы аварийной подачи энергии со станции "Библис-А".
Измерения при подземных ядерных испытаниях