Радиологическая обстановка Подводные ядерные взрывы
Сверхмощные ядерные взрывы в В США

На территории СЗР сосредоточено большое количество предприятий, использующих радиоактивные материалы. Это Ленинградская (4 блока с реакторами РБМК-1000) и Кольская АЭС (4 блока с реакторами ВВЭР-440), судостроительные и судоремонтные заводы (~70%) по строительству и ремонту кораблей и судов с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ), атомный ледокольный флот, Северный ВМФ (на котором более 60% всех кораблей с ЯЭУ, несущих ядерное оружие) и инфраструктура по их обслуживанию, около 4 тысяч предприятий, использующих в технологических целях радиоактивные вещества (РВ) и другие ИМИ.

Ядерные испытания в Арктике Оглавление

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Почему должны молчать ядерные полигоны страны?

академик РАН В.Н. МИХАЙЛОВ

12 октября 1990 года на Невадском испытательном полигоне США проведен очередной подземный ядерный взрыв. За прошедшие месяцы этого года США провели семь ядерных взрывов, Франция четыре и Китай — два. Вот уже около года молчат ядерные полигоны нашей страны. Тревожная ситуация. Да и оправдан ли такой политический риск в наше время?

ОСНОВОЙ современной стабильности в мире и, можно сказать, характера политических и экономических отношений является существующий примерный паритет ядерных арсеналов между Советским Союзом и США.

Одностороннее ядерное разоружение нашей страны - это путь к монополии США. Конечно, к этому нас могут призывать под флагом мира на нашей планете, для обеспечения жизненных интересов человечества. Но любая монополия, и особенно в таком вопросе, чревата непредсказуемыми последствиями для всего мирового сообщества, где в ядерных странах мира уже проживает население свыше 1,7 млрд. человек, т. e . каждый третий житель нашей планеты. И будем ли мы тогда уютно себя чувствовать в этом ядерном мире? В недалекой истории была уже однажды монополия США на ядерное оружие - это 1945-1949 годы. Мы все с болью в сердцах помним это время. Передовые люди всей планеты уже тогда понимали глубокую пропасть такой ситуации, и, чего таить, некоторые из них ценой своей жизни помогли нам в этой воистину титанической работе над созданием ядерного щита мира. 29 августа 1949 года на только что образованном Семипалатинском полигоне была испытана первая советская атомная бомба, разработанная под руководством И.В. Курчатова. В трудные послевоенные годы наш народ всему миру показал свой великий ум и талант. Это воистину был триумф всего нашего народа.

Со времени появления ядерного оружия Советский Союз твердо проводит борьбу за его полное запрещение, начиная с 1946 года, когда наша страна выступила в ООН с предложением о полном запрещении атомного оружия.

И вот некоторые вехи истории по ограничению ядерных испытаний.

Благодаря большим усилиям Советского Союза в 1963 году был подписан СССР, США и Великобританией в Москве Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. К настоящему времени его участниками стали 115 государств. Московский договор был решительным шагом в улучшении и оздоровлении экологической обстановки нашей планеты. Переход к подземным испытаниям ядерного орудия в сотни тысяч раз уменьшил радиоактивные последствия проводящихся ядерных испытаний. И этот шаг приветствовал весь мир.

После заключения Московского договора наша страна настойчиво продолжала борьбу за полное запрещение ядерных испытаний. Результатом явилось подписание спустя 11 лет также в Москве в 1974 году Договора между СССР и США по ограничению мощности подземных испытаний ядерного оружия . Порогом в 150 килотонн тротилового эквивалента ядерной энергии. Однако «пороговый» Договор 1974 года не был ратифицирован американской стороной бо­лее 16 лет из-за ее позиции по мерам контроля. Советский Союз, несмотря на то, что договор не вступил в силу, все эти годы, выполняя положения «порогового» договора по ограничению мощности проводимых ядерных взрывов, многие свои испытания проводил без “истинного” ядерного взрыва.

В июне этого года (1990г. – прим. редакции) президентами нашей страны и США подписан новый протокол к Договору 1974 года. Этот протокол в дополнение к использованию имеющихся национальных технических средств дает право контролирующей стороне применять гидродинамический метод измерения планируемой мощности взрыва более 50 килотонн и проводить инспекцию на месте взры­ва с мощностью более 35 килотонн, а также дает право на использование трех выделенных сейсмических станций на территории стороны, проводящей испытание. В дополнение к указанным правам, в целях укрепления доверия и совершенствования национальных технических средств контроля, стороны в каждом году из первых пяти лет имеют право на замеры мощности гидродинамическим методом двух испытаний другой стороны, даже если не будет испытаний с планируемой мощностью более 50 килотонн. Разработанный на двусторонних переговорах всего за три года в Женеве протокол является беспрецедентным по глубине и широте технических процедур контроля. В связи с этим следует отметить, что если первоначальный протокол «порогового» Договора включал только национальные технические средства контроля и поэтому двери его были открыты для подписания другими странаи, то новый протокол с гидродинамическим методом контроля мощности на месте проведения взрыва, включение которого было условием США для подписания нового протокола, фактически обречен быть двусторонним. И это не может не беспокоить нас, учитывая непрекращающие­ся ядерные испытания других стран, и в первую очередь Франции и Китая.

Тем не менее, сделан большой шаг в вопросе ограничения ядер­ных испытаний, и это в первую очередь благодаря усилиям СССР. Главное, что дали эти переговоры, - так это открытость профессионального обсуждения многих научных проблем и взаимное понимание научно-технических аспектов контроля по ограничению испытаний ядерного оружия.

ОСНОВОЙ успеха женевских переговоров явился Совместный эксперимент по контролю (СЭК). В ходе эксперимента, осуществленного в 1988 году, были проведены ядерные взрывы на Невадском и Семипалатинском ядерных полигонах. На полигонах впервые в истории наших стран совместно апробированы многие технические аспекты методов проверки мощности взрывов, в том числе и, что наиболее важно, антиинтрузивные меры гидродинамического метода, исключающие в процессе контроля получение информации о конструкции ядерного оружия. Совместная разработка антиинтрузивных устройств и систем управления аппаратурой контроля «порогового» договора, которая в настоящее время еще завершается, - это яркий пример вклада ученых двух стран в ограничение ядерных испытаний. Одним из главных результатов СЭКа была прямая взаимная калибровка национальных сейсмических средств контроля за ядерными испытаниями. К сожалению, до сих пор результаты СЭКа не стали достоянием других стран из-за позиции США по опубликованию результатов.

Советские специалисты, как в Неваде, так и в Семипалатинске, полностью получили запланированный объем информации о взрывах. На встрече с американскими специалистами после СЭКа я сказал: «Буду надеяться, что высокий уровень диагностической аппаратуры и профессиональные знания советских специалистов в этом уникальном эксперименте показали американским ученым, что нам лучше соревноваться не в создании оружия третьего поколения, а в создании условий взаимопонимания и доверия. Сигналом надежды на пути к безъядерному миру были эти два взрыва!» Я не встречал ни одного нашего профессионала в обла­сти ядерного оружия, который бы не приветствовал этих шагов, глубоко осознавая всю разрушительную мощь этого оружия.

Мы убеждены, что в ближайшее время Договор 1974 года с новым протоколом войдет в силу. В сентябре в США эти договоры с новыми протоколами были единогласно ратифицированы сенатом. 4 октября на совместном заседании Комитета Верховного Совета СССР по международным делам и Комитета по вопросам обороны и государственной безопасности Договор 1974-го и новый протокол к нему рекомендованы Верховному Совету для ратификации. К сожалению, специалисты от Министерства атомной энергетики и промышленности СССР не были приглашены туда, а ведь решался важный вопрос, где выслушать компетентное мнение - долг депутатов перед народом. 8 октября Верховный Совет СССР единодушно ратифицировал Договор 1974 года. Дальнейший успех по ограничению ядерных испытаний полностью зависит от позиции США в этом вопросе, так как есть все предпосылки, не затягивая время, развить уже достигнутый успех, и в первую очередь по ограничению количества проходимых ежегодно испытаний ядерного оружия. Переход к количествен­ному ограничению испытаний - эго качественно новый шаг, требующий определения понятия истинного ядерного взрыва для этого вида оружия.

Механизм контроля за количеством ядерных испытаний может быть осуществлен, что очень важно, на широкой международной основе, на комплексировании национальных средств контроля и инспекций на месте проведения взрыва.

СЕГОДНЯ прекращение всех ядерных испытаний имеет принципиальное значение, чтобы не допустить создания ядерного оружия третьего поколения и так называемого оружия направленного действия, чтобы не выпустить этого злого «джинна» из стадии научных поисков в стадию полномасштабных разработок. Это оружие, с одной стороны, по глобальному радиоактивному загрязнению должно быть в сто - тысячу раз меньше, чем существующее, а с другой - способно поражать стратегические цели противника и в космосе, и на Земле. И именно это вызывает тревогу, так как может возникнуть в некоторых слишком горячих головах соблазн его при­менения при любом локальном конфликте.

В этой связи настораживает то, что ядерное вооружение 2-го поколения может быть уничтожено под самым строгим международным контролем на договорных началах и, похоже, по мере того, как будут достигаться на Западе успехи в создании оружия 3-го поколения. Не осознавать такой ход развития событий - очень опасно. Не допустить создания оружия 3-го поколения - ответственная задача всего человечества.

Все больше и больше людей в мире поддерживают требование о полном запрещении ядерных испытаний, с другой стороны, существует весьма серьезная оппозиция ядерных держав Запада. Сегодня более настойчиво, чем когда-либо, продолжаются международные дискуссии по этому вопросу. Советский Союз выступал и выступает в рамках новой доктрины достаточной обороны за немедленное и полное прекращение всех ядерных испытаний. И не вина Советского Союза, что ядерные испытания продолжаются. В 1985 году мы объявили односторонний мораторий на ядерные взрывы. В 1986 году лидер нашей страны М.С.Горбачев выступил с программой создания безъядерного мира к 2000 году. Однако наш призыв не был услышан в США, где за период моратория было проведено 26 подземных ядерных взрывов, в том числе в целях создания оружия третьего поколения, оружия на новых физических принципах.

В 1989 году было направлено обращение Верховного Совета СССР к конгрессу США по вопросам моратория на ядерные взрывы и прекращения ядерных испытаний. Ответа от конгресса до сих пор нет.

В Советском Союзе всего проведено 714 ядерных взрывов, из них 493 под землей после Московского договора 1963 года. В США на сегодня, по данным открытых публикаций, с уточнением наших национальных технических средств контроля, проведено всего около 1080 ядерных взрывов, из них после 1963 года под землей около 750. Франция произвела всего 180 взрывов, Англия - 42 и Китай - 34. Наша страна имеет два ядерных полигона - Семипалатинский полигон, основанный в 1948 году в Казахстане, и Северный полигон на островах Новая Земля, основанный в 1954 году. В Казахстане произведено 467 ядерных взрывов, в том числе под землей после 1963 года проведено 343 ядерных взрыва; на Северном полигоне проведен 131 ядерный взрыв, в том числе под землей проведен 41 ядерный взрыв.

В различных регионах страны после 1963 года проведено 115 подземных ядерных взрывов в мирных целях на сравнительно большой глубине и малой мощно­сти, в том числе для создания подземных емкостей, тушения пожаров на газовых фонтанах, интенсификации добычи нефти и для зондирования земной коры нашей территории в целях масштабного поиска полезных иско­паемых.

За последние десять лет с 1981 по 1990 год на ядерных полигонах нашей страны проведено 112 испытаний ядерного оружия, а в США на Невадском полигоне - 157 испытаний. За этот же период у нас проведено 43 ядерных взрыва в мирных целях в различных регионах страны по заявкам Мингео СССР, Миннефтепрома СССР и Мингазпрома СССР. Результаты этих работ опубликованы в открытой печати.

НУЖНЫ ли Советскому Союзу сегодня два ядерных полигона? Учитывая положительные тенденции в мире, думаю, что нет. Верховный Совет страны должен сказать свое слово по срокам функционирования ядерных полигонов с учетом географического положения и геологического строения территории полигонов и плотности населения прилегающих районов, по основам компенсации за степень риска проживания в этих районах, за отчуждение земель под полигоны. Однако решение этого важного вопроса затягивается, а растерянность и замешательство заводят в тупик эту проблему. Считаю, что в первую очередь необходимо прекратить испытания ядерного оружия на Семипалатинском полигоне.

Решения по ежегодным ядерным программам страны, включая ядерные испытания, должны приниматься специальной комиссией Комитета по вопросам обороны и государственной безопасности Верховного Совета СССР и утверждаться Президентом СССР.

С октября 1989 года наши полигоны снова молчат, а полигон в штате Невада продолжает работать. Правда, интенсивность его несколько уменьшилась, но сохранилась, я бы сказал, на достаточно высоком уровне. Наши полигоны практически за последние пять лет молчат половину этого времени. За этот период - с 1986 по 1990 год - СССР на ядерных полигонах провел 43 испытания ядерного оружия, а США в Неваде - 64 испытания. Так что всегда США были впереди СССР по числу испытаний ядерного оружия. Хотя главное здесь не «соревнование», а в первую очередь интересы национальной безопасности.

Безапелляционные выступления по радио и телевидению, в печати и с трибун Верховных Советов общественных деятелей, митинги и собрания неформальных общественных организаций по прекращению ядерных испытаний у нас в стране создают общественное мнение о необходимости дальнейших односторонних шагов.

Нет сомнения в том, что большинство авторов имеет самые искренние намерения спасти человечество от ядерной катастрофы. Однако в нашей стране центр тяжести борьбы за всеобщее ядерное разоружение резко переместился в последние годы за ее фактически одностороннее ядерное разоружение. Может ли наша страна позволить себе стать заложником политических амби­ций других ядерных держав? Ведь на сегодня ядерное оружие, если учесть все последствия его применения, прежде всего оружие глобальной политики. Голос профессионалов заглушает хор общественных толкователей той области, где компетентность и осторожность особенно важны. Фактически средства массовой информации не предоставляют слова специалистам-профессионалам, и зачастую откровенная клевета, вымысел и демагогические выступления остаются без ответа. Кстати, на нашей памяти хор выступлений в печати под лозунгом «Чей Вы хлеб едите, академик Сахаров?» Сегодня нам стыдно это вспоминать, и это было, мне скажут, в «застойные» времена. Нет, история повторяется. Альтернативным точкам зрения, как правило, не дают и сейчас слова. «Оккупация» средств массовой информации может принести неизмеримые беды нашей стране.

В этих условиях неподготовленность населения к объективному восприятию информации о характере и особенностях радиоактивной и сейсмической обстановок, неосведомленность о мерах по обеспечению безопасности, трудные социально-бытовые условия жизни зачастую приводят к эмоциональному накалу страстей вокруг ядерных полигонов страны. В связи с этим следует отметить, как показал СЭК на Семипалатинском полигоне, где были широко представлены зарубежные и советские представители прессы, советские специалисты обеспечивают безопасность проведения подземных ядерных взрывов на уровне, не уступающем США, а что касается затрат на их проведение, то они в десять раз меньше, чем в США! И реалии здесь таковы, что затраты на ядерно-оружейный комплекс министерства энергетики США из года в год растут на 8-10 процентов, в то время как аналогичные расходы у нас падают на 15 процентов. Вот какова действительность, в которой приходится работать нашим коллективам. Кстати, на американский взрыв СЭКа в Неваде советские журналисты не прибыли, хотя были официально приглашены. У нас создана обстановка, при которой считаются патриотическими и передовыми высказывания любой критики в адрес советских полигонов. И как всегда в таких случаях, ряд общественных деятелей использует ее для повышения своей популярности, а зачастую и выступая в роли режиссеров сценария массовых выступлений.

А в это время США и их союзники по НАТО продолжают совершенствование своего ядерного арсенала. Рассматривается долгосрочная программа модернизации объектов, связанных с разработкой и производством ядерного оружия. Создаются новые, более совершенные формы управления этим военно-промышленным комплексом. В долгосрочной программе особое место занимают безопасность, надежность и эффективность ядерного оружия на ближайшие 20 лет.

ПОВЫШЕНИЕ безопасности ядерного оружия в аварийных ситуациях или при несанкционированном доступе к нему рассматривается как одно из главных требований при совершенствовании ядерного оружия, учитывая наличие в нем радиоактивных материалов, таких, как плутоний, уран и тритий. Подземные испытания ядерного оружия на сегодня представляют собой наиболее приоритетную экспериментальную программу исследовательских и инженерных работ по совершенствованию и созданию новых видов ядерного оружия.

На Западе интенсивно ведутся работы по увеличению точности попадания в цель боевых блоков с ядерным оружием разделяющихся головных частей ракет, по созданию оружия повышенной выживаемости в условиях противоракетной и противокосмической обороны и для поражения заглубленных в землю объектов. А ведь это оружие первого удара! И это в то время, когда страны НАТО не приняли обязательства в отличие от нашей страны не применять первыми ядерное оружие.

Следует отметить, что сенат США дал свое согласие в сентябре с.г. на ратификацию «порогового» Договора 1974 года при условии в первую очередь гарантий проведения эффективных и постоянных программ подземных ядерных испытаний ядерного оружия и сохранения современных ядерных лабораторий и программ для постоянного прогресса ядерной техники.

Могут ли молчать ядерные полигоны нашей страны в этих условиях? Только всеобщее запрещение испытаний ядерного оружия может остановить новый виток гонки вооружений и положить конец бесконечному совер­шенствованию и распространению ядерного оружия.

Мы все стремимся навести порядок в своем собственном доме, однако не все у нас пока ладно получается. Тому много примеров на каждом шагу. Наш дом не одинок на планете, все мы живем в сложном и динамичном мире. В век ядерно-космической техники пространство и время этого мира предельно сжались для каждого дома.

Много еще в мире районов с нестабильной политической обстановкой, экстремизма, агрессивных настроений, в том числе непосредственно у наших границ. Некоторые «третьи страны» интенсивно ведут работы по созданию ядерного оружия. Так что созданный в трудное для страны время ядерный потенциал и его постоянное поддержание на современном научно-техническом уровне являются гарантом стабильности мира на нашей планете, я бы сказал, гарантом успеха нового мышления в переговорах на равных условиях по взаимному ограничению и прекращению ядерных испытаний. Дело не в количестве ракет с ядерными боеголовками на борту, а в том научно-техническом потенциале страны, который может гибко реагировать на возможные достижения других стран в этой области.

Сокращая ядерное вооружение, мы можем неизмеримо больше сохранить средств для нужд народного хозяйства, чем при одностороннем запрещении ядерных испытаний - основы научно-технического и военного потенциала страны, - до тех пор, пока не добьемся всеобщего запрещения ядерных испытаний. Не допустить деградации уникальных коллективов высококвалифицированных профессионалов - это значительно труднее, чем все рушить. Гораздо проще сейчас, учитывая сложнейшее социальное и экономическое положение, требовать от нашей страны односторонних шагов. Разве нам было легче в послевоенные годы, когда мы создавали атомную промышленность? А сегодня, откровенно говоря, требуется высокое гражданское мужество, несмотря на созданную обстановку вокруг ядерных полигонов и испытаний у нас в стране, сохранить высокую ответственность и патриотизм, не поддаться соблазну сиюминутной выгоды коллективам рабочих, инженеров и ученых по решению вопросов сохранения ядерного паритета на всех этапах разоружения.

Новое мышление, рожденное эпохой перестройки, еще только пробивает свои нежные ростки в мировую политику нашей планеты. Созданные в эпоху перестройки истинно народные структуры Советской власти в силах компетентно решать эти сложные проблемы. Искусство трезвой оценки положения, взаимопонимание и компетентность должны прийти на смену риторике, митингам и собраниям во имя сохранения нашего Союза как великого общества.

Ядерно-оружейный комплекс нашей страны является общенародным, и разделить его на отдельные кусочки невозможно, ибо это будет катастрофой всех народов.

Я убежден, что наш народ поймет и преодолеет трудности нынешнего этапа. А в заключение, используя известное обращение, мне хочется сказать: «Дорогие соотечественники, будьте бдительны!»

“Правда”, №297, 24 октября 1990 г.

СВЕРХМОЩНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ В США И СССР КАК ПРОЯВЛЕНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ И ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ГОДЫ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

ХАРИТОН Ю.Б., САХАРОВ А.Д., ТРУТНЕВ Ю.А. И др. ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ РАЗРАБОТКИ И ИСПЫТАНИЯ СУПЕРБОМБЫ

ГОЛЛЕР Е.Э. ИЗМЕРЕНИЯ НА ПОЛИГОНЕ НОВАЯ ЗЕМЛЯ ПО МЕТОДИКАМ 2ИВ" И "КТ"

АДУШКИН В.В., ГАРНОВ В.В., ЦЫКАНОВСКИЙ В.И. МЕТОДЫ ОПТИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПОДЗЕМНЫХ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ (ПЯВ) НА ПОЛИГОНАХ

ЗОЛОТУХИН Г.Е. О СЕВЕРНОМ ПОЛИГОНЕ И ЯДЕРНОМ ОРУЖИИ

АДУШКИН В.В., ГАРНОВ В.В. УЧАСТИЕ СПЕЦСЕКТОРА ИХФ АН СССР В СОЗДАНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ И ПРОВЕДЕНИИ ЕГО ИСПЫТАНИЙ (1946 - 1963 ГОДЫ)

МАТУЩЕНКО А.М. И др. ЯДЕРНЫЙ ПОЛИГОН БЕЗ ГРИФА СЕКРЕТНОСТИ

ЧУМАЧЕНКО Г.С. БУДНИ И ПРАЗДНИКИ БЕЛУШЬЕЙ ГУБЫ

АДУШКИН В.В., ГОРБЕНКО Б.З., ОВСЯННИКОВ Г.А., РАЗОРЕНОВ А.А. О МЕТОДАХ ИЗМЕРЕНИЯ СВЕТОВОГО ИЗЛУЧЕНИЯ ВОЗДУШНОГО ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА

РАЗОРЕНОВ А.А. АВИАЦИОННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ВОЗДУШНОГО ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА

ГАЛСТЯН И.А., ГУСЬКОВА А.К., НАДЕЖИНА Н.М. НЕШТАТНАЯ РАДИАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

МОРОЗОВ Ю.М. КЛИМАТ ДОВЕРИЯ

АДУШКИН В.В., ХРИСТОФОРОВ Б.Д. ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ НА АКВАТОРИИ ГУБЫ ЧЕРНОЙ

ХРИСТОФОРОВ Б.Д. ПОДВОДНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ

Ядерные испытания и здоровье населения

На территории СЗР сосредоточено большое количество предприятий, использующих радиоактивные материалы. Это Ленинградская (4 блока с реакторами РБМК-1000) и Кольская АЭС (4 блока с реакторами ВВЭР-440), судостроительные и судоремонтные заводы (~70%) по строительству и ремонту кораблей и судов с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ), атомный ледокольный флот, Северный ВМФ (на котором более 60% всех кораблей с ЯЭУ, несущих ядерное оружие) и инфраструктура по их обслуживанию, около 4 тысяч предприятий, использующих в технологических целях радиоактивные вещества (РВ) и другие ИМИ.