Радиологическая обстановка Подводные ядерные взрывы
Сверхмощные ядерные взрывы в В США

Детальный обзор радиологической ситуации приводит к очевидному заключению о масштабности проблемы. В результате анализа и оценки радиационной обстановки в СЗР можно сделать вывод, что этот регион характеризуется повышенным уровнем всех факторов радиационного риска, как природных, так и техногенных. В настоящее время отдельные территории Арктического региона относятся к числу экологически неблагоприятных.

Ядерные испытания в Арктике Оглавление

ГЛАВА 3. ОЦЕНКА ВОЗМОЖНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ИСПЫТАНИЙ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ НА ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ

В настоящее время, когда уже нет Советского Союза, когда обоснованное ослабление режима секретности и переход в этом вопросе к осуществлению принципа разумной достаточности способствовали появлению в открытой печати как за рубежом, так и в нашей стране большого количества публикаций по всем проблемам, связанным с использованием ядерно-взрывных технологий.

Чувство большого удовлетворения вызывает вступление России в полосу достаточной открытости. В этом общественно важном процессе основное значение имели те изменения, которые были внесены во внешнеполитическую и оборонную доктрину Российской Федерации. Определенное значение имели и антиядерные настроения в обществе, которые стали проявляться еще в период проведения испытаний ядерного оружия в атмосфере, но особенно стали доминировать после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 г.

Любые ядерные и радиационные аварии, которые всегда возникают неожиданно, как бы из нечего, воспринимаются обществом болезненно, к сожалению, без должного понимания существа многих явлений, а порой на фоне откровенного обмана власть держащих . Все это становится причиной появления страха, преувеличения опасности последствий испытаний ядерного оружия и использования ядерно-взрывных технологий [1].

Вместе с тем, накопленные объективные данные о последствиях воздействия различных природных и техногенных факторов на окружающую среду и население свидетельствуют о том, что в большинстве случаев испытания ядерного оружия и использование ядерных технологий, в частности, работа АЭС, естественно, при условии выполнения всех требований безопасности, наносит меньшей экологический ущерб, чем деятельность ряда крупных промышленных предприятий, например, предприятий химической промышленности [2].

Как известно, 20 век стал веком развития не только ядерных технологий, но и целого ряда новых направлений в различных областях науки и техники. Поэтому, естественно, ядерные испытания и радиационные аварии – это не единственные факторы, способные оказывать негативное влияние на окружающую среду и здоровье населения. Более того, количество радиационных аварий и нанесенный ими ущерб, если выражать его числом погибших или стоимостью понесенных убытков, исключая лишь стоимость ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, составляют малую часть от числа аварий и того ущерба от них, которые имеют место на предприятиях различных отраслей народного хозяйства, например, добывающей и химической, на транспорте и др.

Следует отметить, что при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС только на возведение практически никому не нужных и мало эффективных глухих и фильтрующих дамб, предназначенных якобы для предотвращения смыва радиоактивных веществ в реки, было напрасно истрачено около 200 млн. рублей в ценах 1984 г. [3].

По данным работы [4 и др.], риски потерь людей, связанные с радиационными факторами, находятся на 20-м место по шкале рисков от воздействия различных природных и техногенных факторов. Наибольшее влияние на населения оказывают социально-экономические факторы, роль которых в сохранении и улучшении здоровья людей была известна еще в глубокой древности. Поэтому для оценки последствий воздействия различных факторов и на население, и на экосистемы целесообразно в качестве единой меры использовать такое понятие как ''риск''. Кстати, именно в этой связи следует ускорить принятие Государственной Думой федерального закона ''О государственном регулировании системы экологического страхования рисков и ответственности по возмещению вреда окружающей среде в Российской Федерации''.

 

3.1. Общественное значение здоровья человека

Широко известная истина гласит: ''Жизнь - это благо, а благо в жизни - это здоровье''. Поэтому именно в настоящее время, характеризуемое развитыми рыночными отношениями, как никогда ранее повышается социально-экономическая значимость здоровья и мер по его охране.

Даже при всех сложностях современного периода в жизни нашей страны, человек для медицины должен оставаться основным объектом внимания. Но при этом не следует рассматривать и само здравоохранение, и медицинскую практику только как сферу “обслуживания” человека. На медицину возлагаются важнейшие задачи поддержания текущей работоспособности миллионов людей, увеличения продолжительности их трудовой жизни, снижения уровня заболеваемости и смертности. Однако современная медицина должна быть не столько лечебной, сколько социально-гигиенической в самом широком и гуманном смысле этого словосочетания, а важнейшей ее задачей следует считать воспитание у людей здорового образа жизни. Причем это в большей степени относится к воспитанию личностных способностей человека, для которого здоровье является первой и важнейшей потребностью, определяющей его способность к труду и гармоническому развитию личности, а также является главной предпосылкой к познанию окружающего мира, к самоутверждению и счастью. Между тем, оценить здоровье населения как в районах радиоактивного загрязнения после проведения ядерных испытаний, так и в стране в целом, очень сложно, поскольку понятие “здоровье” не однозначно. Состояние здоровья населения, как и любые естественные и общественные явления, можно познать только в сравнении, в развитии, в динамике. Поэтому в качестве критериев общественного здоровья надо выбирать такие статистические показатели, которые будут достоверно отражать все изменения, происходящие в обществе [5].

Однако, и это особо следует отметить, что само здоровье до сих пор не имеет собственных качественных и количественных показателей. Критериями здоровья являются такие косвенные показатели, как заболеваемость, смертность, ожидаемая продолжительность предстоящей жизни. Более того, до настоящего времени еще не разработано всеобъемлющего и общепризнанного определения понятия “здоровье человека” (здоровье индивидуума, здоровье населения). Наиболее распространенным можно считать определение “здоровья”, содержащееся в Уставе Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), которое было сформулировано еще в 1948 г.: ”Здоровье является состоянием полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствием болезней или физических дефектов.” [6]. При этом предполагается наличие динамического равновесия организма с окружающей природной и социальной средами, при котором все заложенные в биологической и социальной сущности человека способности проявляются наиболее полно, а все жизненно важные подсистемы организма функционируют с максимально возможной интенсивностью [7].

Необходимо отметить, что до настоящего времени существуют большие трудности в разработке надежных показателей (индексов) здоровья. В отличие от явлений физической и химической природы, показатели здоровья характеризуются многочисленными биологическими и социальными факторами, которые подвержены постоянным изменениям и которые трудно учитывать. В этом и заключается одна из основных трудностей разработки стабильных и универсальных показателей здоровья.

Можно предположить, что если бы удалось собрать воедино все показатели, определяющие здоровье индивидуума или населения, и досконально проанализировать их, то, вероятно, можно было бы получить достаточно полную картину состояния здоровья людей. Однако на практике это пока неосуществимо. Основные трудности связаны не только с тем, что до сих пор еще ни в одной стране мира не налажена систематическая статистическая регистрация необходимых для этого данных, но и с тем, что сама разработка таких данных (их стандартизация, унификация и др.) требуют проведения длительных и сложных научных исследований.

Кроме того, трудности разработки универсальных показателей здоровья связаны еще и с тем, что общий подход к оценке здоровья может значительно варьировать в различных социальных и культурных средах. Это еще одно подтверждение того, что здоровье является сложным и многофакторным явлением.

В настоящее время для оценки состояния здоровья принято использовать те показатели, разработка и учет которых достаточно хорошо налажен и которые, естественно, являются основой при составлении органами здравоохранения страны статистических отчетов.

Одним из наиболее наглядных показателей, характеризующих здоровье населения, является показатель средней продолжительности жизни , который объединяет повозрастные показатели смертности и является одним из самых надежных показателей здоровья населения. Необходимо также подчеркнуть, что средняя продолжительность жизни является одним из важных и обобщающих критериев, который количественно, одним числом, характеризует биологические закономерности функционирования организма человека, уровень жизни, состояние здоровья населения, степень влияния негативных факторов и вредных привычек, а также уровень развития здравоохранения и эффективность достижений медицинской науки. В табл. 3.1 представлены данные, характеризующие показатели средней продолжительности жизни населения Российской Федерации в разные годы.

 

Таблица 3.1. Средняя продолжительность жизни населения Российской Федерации в разные годы [8-11]

Годы
Средняя продолжительность жизни, лет
все население
мужчины
женщины

1940

46,9

44,0

49,7

1955

67,0

63,0

69,0

1960

67,9

63,0

71,5

1965

69,8

67,6

73,3

1970

68,8

63,2

73,4

1975

68,6

62,8

73,4

1980

67,5

61,5

73,0

1985

68,1

62,3

73,3

1990

69,2

63,8

74,3

1995

64,6

58,3

71,7

1998

67,0

61,3

72,9

2000

68,0

62,0

73,8

2002

68,2

62,1

74,6

 

Данные табл. 3.1 свидетельствуют о том, что в середине 60-х годов, то есть в период интенсивного проведения ядерных испытаний, средняя продолжительность жизни населения Российской Федерации была самая высокая, а к середине 90-х годов она снизилась до минимального уровня, составляя у мужчин 58,3 года, то есть была ниже пенсионного возраста мужчин. Безусловно, это связано с распадом СССР на отдельные государства, что привело к развалу экономики большой страны и утрате прежних связей между отдельными отраслями производства.

Между прочим, в начале 60-х годов продолжительность жизни российских мужчин всего на 1,5 года, а женщин - на полгода была ниже, чем в странах Запада, спустя 20 лет эта разница достигла почти 10 лет у мужчин и 6 лет у женщин, а в настоящее время она составляет 12 и 8 лет, соответственно.

Самая высокая продолжительность жизни населения (женщин - 86 лет, мужчин - несколько меньше) отмечается в Японии, то есть в стране, которая подверглись атомной бомбардировке и имеет одну из самых развитых сетей атомных электростанций [12].

Атомные станции, как известно, строятся во многих странах мира. Так, по данным МАГАТЭ, в 2003 г. велось строительство 32 блоков на АЭС Индии, Китая, Южной Кореи, России и КНДР. Из этих 32 блоков 4 строятся на Калининской, Курской, Волгодонской и Балаковской АЭС России [13].

В России самой болевой точкой современного демографического развития является высокий уровень смертности населения, особенно мужчин в трудоспособном возрасте. Показатель смертности мужчин в этом возрасте в четыре раза выше, чем женщин. Причем в общей структуре причин смерти 40 % составляют, то есть занимают одно из первых мест, так называемые неестественные причины – это несчастные случаи в основном в нетрезвом состоянии, отравления, травмы.

В медицинской статистике для комплексной оценки состояния здоровья населения кроме показателя средней ожидаемой продолжительности жизни используется показатель заболеваемости - распространенность болезней среди населения. Вычисляется этот показатель из расчета на 100, 1000, 10 тыс. и 100 тыс. человек в зависимости от численности населения изучаемого региона. Однако статистика заболеваемости населения даже в масштабе небольшого района не всегда адекватно отражает истинное состояние здоровья его жителей, поскольку условия жизни городского и сельского населения одного района разные, обеспечение медицинской помощью неодинаково, различно и отношение к этой помощи. Все это создает трудности при оценке состояние здоровья населения по этому показателю в тех небольших районах, территории которых находятся вблизи мест проведения мирных ядерных взрывов.

Следует отметить, что в настоящее время большинство специалистов-экологов и медицинских экспертов, занимающихся оценкой степени влияния различных факторов на здоровье населения, приходят к выводу, что высокий уровень смертности и низкий показатель средней продолжительности жизни населения разных регионов Российской Федерации не следует связывать лишь воздействием на человека и на окружающую среду радиационных факторов различного происхождения, в том числе с проведением ядерных испытаний или осуществлением промышленных ядерных взрывов, а также с работой атомных электростанций.

Более значимый вклад в ухудшение здоровья населения вносят такие факторы, как ухудшение социально-экономических условий жизни людей, недостатки природоохранной деятельности, потребительский и даже варварский подход к разработке и добычи природных ресурсов, безответственное отношение к строительству гигантских промышленных предприятий, развитие производительных сил без должного учета экологического риска. Под экологическим риском принято понимать вероятность возникновения неблагоприятных для человека последствий от загрязнения природной среды радиоактивными и вредными химическими веществами.

Естественно, нет оснований отрицать, что радиационный фактор может оказывать негативное влияние на окружающую среду и на здоровье людей, но преувеличивать это влияние не следует, поскольку оно возможно лишь в том случае, если дозы внешнего и внутреннего облучения будут превышать определенные пороговые величины . Нужно просто помнить, что ионизирующие излучения, испускаемые радиоактивными веществами, сопровождают человека повсюду в течение всей его жизни. Даже находящийся в самых благоприятных условиях человек постоянно облучается за счет естественного (природного) фона, при этом ежедневная средняя доза облучения составляет примерно 10 мкЗв (один миллибэр).

Наукой доказано, что возникновение природного радиационного фона произошло в период образования планеты Земля, то есть почти 5 миллиардов лет назад. Степень воздействия его на все живое на Земле тогда был в 5-10 раз выше, чем в настоящее время. Следовательно, развитие живой природы, а, возможно, и зарождение самой жизни на Земле и ее эволюция связаны с постоянным воздействием ионизирующих излучений. Поэтому, естественно, необходимо изучать не только негативные последствия воздействия радиации в “больших” дозах на живую природу, но и положительное влияние так называемых “малых” доз на организм человека, чтобы определить целесообразность и даже необходимость применения ионизирующих излучений в “малых” дозах в медицине, промышленности, науке.

Известно, что величина радиационного гамма-фона в разных регионах мира различна. В большинстве регионов она составляет в среднем 10-15 мкР/час (0,10-0,15 мкЗв/час), но на отдельных территориях может быть в 10 и более раз выше. Например, в Бразилии в местечке Посус-ди-Калд величина естественного радиационного фона выше среднего в 800 раз. И никто еще не доказал, что жители этого района болеют чаще, чем население тех регионов, где величина естественного радиационного фона не превышает средний показатель [14,15].

В настоящее время, когда, как уже неоднократно отмечалось, на человека, а значит и на его здоровье, воздействует большое количество различного рода факторов, ученые пытаются найти такой показатель, с помощью которого можно было бы оценивать схожие или различные последствия от воздействия каждого из них. Таким показателем, по их мнению, может стать энергоемкость, которая характеризует степень воздействия физических факторов, измеренную в энергетических единицах.

 

3.2. Особенности энергопоглощения организмом человека при воздействии на него ионизирующего излучения и других физических факторов

В ходе проведения большого количества экспериментальных радиобиологических исследований с использованием различных видов животных были определены основные особенности воздействия ионизирующих излучений на разные органы и ткани живого организма. Полученные при этом данные стали основанием для появления такой единицы измерения, как эквивалентная доза , измеряемая в зивертах (Зв), которая Публикацией 26 МКРЗ, в связи с введением международной системы СИ, рекомендована к использованию. Один зиверт – это величина поглощенной дозы в ткани, равная 1 грею (Гр), то есть 1 джоуль на 1 килограмм, умноженная на соответствующий средний коэффициент качества ионизирующего излучения (К):

•  для гамма-излучения и бета-частиц К = 1;

•  для нейтронов высокой энергии (от 10 до 100 кэВ) К = 10;

•  для альфа-частиц, осколков деления и тяжелых ядер К = 20.

Естественно, с увеличением К пропорционально возрастает биологическая эффективность определенного вида излучения, отличного от рентгеновского и гамма-излучения. Следовательно, изменения, происходящие в ткани организма при поглощении энергии 1 Дж/кг, например, от воздействия альфа-частиц, будут в 20 раз больше, чем от воздействия 1 Дж/кг рентгеновского или гамма-излучения.

Используя сумму произведений эквивалентной дозы в органах и тканях организма на принятые для каждого из них взвешивающие коэффициенты, можно оценить величину эффективной дозы, которая определяет меру риска возникновения отдаленных последствий у конкретного человека. Только таким расчетным путем, а не с помощью каких-либо дозиметрических приборов, можно оценить величину эффективной дозы, единицей измерения которой также является зиверт (Зв) или его кратные и дольные части (мЗв, мкЗв и т. д.).

Как отмечено выше, поглощение 1 Дж энергии ионизирующих излучений в 1 кг массы ткани создает дозу, равную 1 Гр, а 1 Дж/кг равен 10 7 эрг/кг, или 10 4 эрг/г. Тогда 10 мГр, или 1 сГр, будут эквивалентны поглощению всего 100 эрг энергии. Энергия, равная 1 Дж/кг (доза 1 Гр) способна, например, повысить температуру 1 г воды или мягких тканей всего лишь на 0,24 0 С. Такое мизерное количество поглощенной энергии при воздействии радиации является минимальной летальной дозой для человека [16].

Следует отметить, что еще в 1957 г. специалистами Института биофизики под руководством А. В. Лебединского был проведен сравнительный анализ энергопоглощения при воздействии таких природных физических явлений, как звук, атмосферное давление, суточная освещенность, температура воздуха с поглощением энергии при воздействии ионизирующего излучения. Полученные при этом результаты показали, что сила звука может достигать 3 10 5 эрг/сек, суточная освещенность меняется от 0 до 1,5 10 8 эрг/сек, температура воздуха может составлять 2,8 10 9 эрг/сек при оптимальной величине около 10 10 8 эрг/сек [16].

Эти данные свидетельствуют о том, что энергетика всех природных физических факторов на много порядков выше величины энергии, которая поглощается при воздействии ионизирующих излучений. Очевидно, это и стало одной из основных причин развития в организмах животных и человека соответствующих органов чувств (сенсорных систем), реагирующих на изменение интенсивности природных физических факторов. Но поскольку энергетика ионизирующих излучений, существующих в природе, на 7-9 порядков ниже любого другого фактора, то, возможно, поэтому в живых организмах не смогли развиться специальные сенсорные системы, реагирующие на изменения количества радиоактивных веществ в организме и в окружающей среде. Как отмечалось выше, естественный радиационный фон в разных частях Планеты различен и может колебаться в пределах двух порядков по отношению к среднему фону. Однако даже величина самого высокого естественного радиационного фона по своей энергетике на много ниже энергетики других природных факторов.

Возможно, столь низкое поглощение энергии и лежит в основе того, что у живых организмов отсутствуют специфические, приспособленные к различной степени воздействия ионизирующих излучений, сенсорные системы.

Была проведена оценка масштабов энергопоглощения при облучении человека ионизирующими излучениями в летальных дозах, например, в дозах 3-5 Зв (3000-5000 мЗв) за час. Результаты расчетов показали, что при таких дозах, приводящих к возникновению острой лучевой болезни (ОЛБ), организм человека поглощает всего 3 10 7 —5 10 7 эрг энергии, то есть такое количество энергии, которое способно повысить температуру стакана воды только на 1-1,5 0 С. Но, с другой стороны, поглощение 3 10 7 —5 10 7 эрг энергии за один час на 14 порядков (в 1 10 14 раз) выше мощности поглощения энергии в условиях среднего естественного радиационного фона на Земле [16].

В 30-е годы прошлого века Н. В. Тимофеев-Ресовский вместе с К. Г. Циммером и Д. Э. Ли,

изучая поглощение энергии излучений в микрообъемах, создали теорию мишеней, при этом прохождение кванта энергии через мишень назвали принципом попадания. После открытия структуры молекулы ДНК – носителя генетической информации в клетке стало ясно, что такой мишенью и является молекула ДНК [17,18].

В работе З. Яваровского [19] показано, что в результате совместного воздействия естественного радиационного фона (ЕРФ), равного 2,4 мЗв в год, и других факторов нерадиационной природы в одной клетке в год происходит 7 10 7 (8 10 3 за 1 час) спонтанных повреждений ДНК, однако за счет ЕРФ только 5 повреждений в год или 0,0006 повреждений в час. Совершенно очевидно, что эти величины несоизмеримы и что роль радиационных повреждений ничтожно мала. Поэтому, естественно, и роль так называемых “малых доз” радиации автоматически сводится к минимуму.

Как известно, при оценке поражающего действия радиации следует обязательно учитывать время накопления дозы. Выше было показано, что в каждой клетке за 1 час происходит 8 10 3 спонтанных повреждений ДНК и только 0,0006 повреждений в час за счет ЕРФ. При абсолютно смертельной дозе 10000 мЗв (10 Зв) частота радиогенных повреждений достигает 8,4 10 3 в час и становится сравнимой с естественной частотой. Поэтому неудивительно, что увеличение повреждений ДНК за короткий срок всего в 2 раза приводит к гибели клетки, а при тотальном облучении большинства клеток – к гибели организма.

При этом во всех случаях живые клетки организма практически одинаково реагируют на повреждения, вызванные самыми разнообразными факторами. Ответная реакция клетки на раздражитель строго регламентирована и сводится либо к “ремонту” повреждения в геноме (ДНК), либо к замене поврежденного элемента вновь образованным с помощью их (элементов) “размножения”, то есть путем воссоздания молекулы или клетки вместо поврежденной, состарившейся или погибшей [20,21]. Специальным механизмом, поддерживающим постоянство структуры тканей, считается апоптоз, то есть самоуничтожение постаревших или поврежденных клеток, которые не в состоянии выполнять присущие им функции.

Ответные реакции клетки на повреждения однотипны и происходят они непрерывно с постоянной скоростью, обусловливая тем самым постоянство обмена веществ и сохранение всех внутренних и внешних параметров жизнедеятельности. Основой повреждения, приводящего к гибели клетки, является повреждение ДНК в виде образования одно-, двух-, или несколько нитевых разрывов. Кстати, радиационная гибель клетки ничем не отличается от общебиологического феномена клеточной гибели. При этом для каждого вида клетки существует свой порог дозы, ниже которого невозможна гибель клетки. Существует порог дозы облучения и организма в целом.

Выработанные живым организмом защитные механизмы против поражающего действия различных факторов окружающей среды имеют свои границы и эффективны только до определенного уровня их воздействия, называемого “порогом”. Порог доз облучения – это те уровни доз, выше которых наблюдается поражение различных органов или тканей организма причем с учетом радиочувствительности, то есть наблюдаются детерминированные или стохастические эффекты. При этом вероятность проявления стохастических эффектов зависит, во-первых, от величины практического дозового порога и, во-вторых, от длительности скрытого периода, который при “малых дозах” может превышать продолжительность жизни конкретного вида. Результаты экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что частота возникновения злокачественных новообразований возрастает только тогда, когда продолжительность жизни будет больше величины скрытого периода.

Важно отметить, что в любом организме существуют и постоянно действуют механизмы репарации повреждений, включая и репарации ДНК, образования новых клеток вместо погибших как от облучения, так и от апоптоза, а также компенсации других морфологических и функциональных повреждений. В этой связи присутствие механизмов активного ответа тканей организма и прежде сего клетки на повреждение атома или молекулы излучением должно нарушать линейность процесса выхода эффекта облучения от дозы. Поэтому как беспороговая концепция, так и концепция линейной зависимости”доза-эффект” являются несостоятельными во всем диапазоне возможных доз облучения, но особенно при облучении в “малых дозах”.

В настоящее время известно большое количество публикаций и различного рода обзоров, в которых содержатся сведения об эффектах, вызываемых “малыми дозами” облучения, то есть об эффектах, которые не наблюдаются при воздействии больших доз и не прогнозируются на их основе [22-26].

Из данных табл. 2.6 следует, что в период интенсивного проведения ядерных испытаний в атмосфере, годовая доза облучения населения всех регионов страны превышала по величине несколько единиц сЗв. Исключение представляет только небольшая часть юга Алтайского края, где доза облучения могла превысить 50 сЗв. Что же принято называть «малыми дозами», которые характерны для облучения большинства населения?

 

3.3. Что же такое «малые дозы» облучения?

Для решения вопроса о роли «малых доз» ионизирующей радиации для человека, а, также, о необходимости защиты от их воздействия, следует решить вопрос о том, что считать малыми дозами радиации и какова их роль для живых организмов.

Наиболее полно проблемы обоснования величин малых доз изложены в книге [27]. Большинство радиобиологов считает «малые дозы» облучением с некоторым превышением природного радиационного фона (ПРФ), считая, что такие дозы стимулируют рост, развитие, иммунитет и т.п. По мнению В.Г. Владимирова и соавт. (1997) к категории «малых доз» более целесообразно относить дозы ниже 25 сЗв (25 рад или 0,25 Зв), не вызывающие детерминированных радиационных эффектов.

Официальная позиция Научного комитета по действию атомной радиации (НКДАР) при ООН заключается в чисто прагматическом подходе к определению низких доз как эквивалентных уровней, соответствующих диапазону 0 – 0,2 Зв. Известный радиобиолог А.М.Кузин предлагает областью малых доз считать такое превышение фона, при котором наблюдается явление гормезиса. Сюда же можно отнести мнение о низких дозах в диапазоне 0,01 – 0,5 Гр, когда выражен эффект стимуляции. В.Г. Владимиров считает дозу 0,5 Гр пороговой для проявления нестохастических эффектов4 на этом базируются рекомендации по оценке последствий воздействия ядерного взрыва; указанная доза (50 рад) является безопасной при однократном воздействии (или действии в течении первых четырех суток после ядерного взрыва) на военное время, когда оценку последствий осуществляют не по НРБ, а по отсутствию острого радиационного поражения.

Радиобиолог И.Б. Ушаков и соавт. (1994) предлагают считать малыми уровнями облучения дозы в пределах 0,05 – 0,5 Гр, при которых ущерб здоровью по генетическим, тератогенным и канцерогенным эффектом будет минимальным .

Большинство мнений сводится к тому, что повреждение жизненно важных молекул и субклеточных структур организма, вызываемые воздействием ионизирующего излучения в малых дозах (при превалировании процессов возбуждения над процессом ионизации) могут быть полностью компенсированы за счет функционирования мощных репаративных систем клетки, успешно справляющихся при таких дозах с пострадиационными дефектами генома клетки. Кроме того, весьма важно при малых дозах сохранение иммунитета, создающего в нормальных условиях барьер для раковых заболеваний.

Особо следует отметить, что биологическая, физиологическая или биохимическая реакция организма на воздействие «малых доз» облучения, противоположная той, которая развивается в ответ на более высокие дозы, называется радиационным гормезисом [28].

 

3.4. О важной роли радиационного гормезиса.

Вопросы радиационного гормезиса обстоятельно изложены в целом ряде статей и монографий, в частности, в изданной в 2003 г. монографии Л. А. Булдакова и В. С. Калистратовой “Радиоактивные излучения и здоровье [16]. Гормезис - “быстрое движение” от греческого слова hormaeih “возбуждать”. Радиационный гормезис является ветвью обширной области токсикологических нарушений, корни которых уходят к принципам медицинской гомеопатии и предположению, что вещества, которые при высоких уровнях ингибируют (подавляют или замедляют) биологические процессы, при более низких уровнях будут их стимулировать [28]. Концепция гормезиса в области исследований ионизирующего излучения часто подразумевает некий элемент физиологической пользы от излучения с низкой линейной передачей энергии (ЛПЭ) в диапазоне общей поглощенной дозы от 1 до 50 сГр. Однако недостаточная согласованность экспериментальных данных, используемых для количественного описания радиационного гормезиса, стала причиной отсутствия консенсуса в дискуссиях по данной проблеме [28,29].

Большинство исследователей в словосочетание “радиационный гормезис” вкладывают понятие положительного стимулирующего влияния “малых доз” ионизирующих излучений. Сами уровни доз, вызывающие положительные радиационные эффекты, могут значительно отличаться друг от друга как для организмов одного вида, так и для его различных тканей и могут колебаться в довольно широких пределах.

В настоящее время в радиобиологии накоплен огромный фактический материал, свидетельствующий о невозможности принимать гипотезу беспороговости при расчетах риска возникновения поражающих эффектов от “малых доз” радиации. Достоверно установлено, что такой основной показатель состояния здоровья популяции, как средняя продолжительность жизни (СПЖ) у облученной группы людей начинает снижаться при остром (кратковременном) облучении лишь в дозах 1 Гр и выше, а при хроническом (долговременном) – после накопления дозы выше 2 Гр. Подобные явления наблюдались как при внешнем, так и при внутреннем облучении различными радионуклидами.

В работе [30] представлены результаты обобщения данных, полученных в многочисленных экспериментах на крысах и мышах, которые подвергались воздействию доз внешнего облучения от 10 до 50 мГр в год. Эти результаты свидетельствуют о том, что низкие мощности доз оказывают позитивное влияние на состояние животных. Так, например, установлено что воздействие “малых доз” радиации способствуют снижению смертности от рака, увеличению темпов размножения и продолжительности жизни животных, а также уменьшению генетических повреждений у потомства.

Большое значение для оценки последствий воздействия “малых доз” радиации на организм человека имеют данные эпидемиологических обследований работников предприятий ядерно-топливного цикла, а также отдельных групп населения, проживающего в зонах радиоактивного загрязнения в результате различных радиационных аварий и после проведения ядерных испытаний, в том числе и в районах проведения мирных ядерных взрывов.

Результаты таких обследований, по мнению специалистов, свидетельствуют о том, что все постоянно происходящие в природной среде физические явления вызывают около 80 % случаев возникновения рака у человека, а за счет природного радиационного фона индуцируется только около 0,7 % злокачественных опухолей всех возможных локализаций [31]. Однако следует признать, что результаты эпидемиологических обследований не могут считаться полностью надежными, поскольку они зависят от многочисленных и трудно контролируемых параметров. Кроме того, для получения статистически достоверной информации о степени влияния “малых доз” радиации на здоровье населения должны быть подобраны большие по численности людей группы – изучаемая и контрольная.

Конечно, экспериментальные исследования на различных видах животных, с точки зрения получения необходимых для оценки последствий воздействия различных факторов на организм, имеют безусловные преимущества перед эпидемиологическими. Это объясняется тем, что в ходе экспериментов имеется возможность, во-первых, в течение длительного времени (практически в течение всей жизни животного) после облучения их в широком диапазоне доз и в стандартных условиях вести наблюдение за состоянием животных. Во-вторых, имеется возможность оценивать изолированное действие радиационного фактора, то есть без химических, экологических, социально-бытовых и других факторов, повседневно воздействующих на человека.

Как известно, “малые дозы” радиации в течение длительного времени оказывают влияние на работников предприятий ядерно-топливного цикла. Поэтому, естественно, результаты эпидемиологических обследований персонала таких предприятий имели и имеют большое значение для оценки особенностей и последствий воздействия “малых доз” радиации на человека. Так, например, такие обследования проводились на предприятиях атомных отраслей США, Великобритании и Канады для определения относительной смертности среди профессионалов [32]. Было обследовано 81745 мужчин и 13928 женщин, средняя годовая индивидуальная доза облучения которых находилась в диапазоне от 0,8 до 5,6 мЗв, а средний срок наблюдения составлял от 15 до 24 лет. По результатам таких длительных наблюдений было установлено, что дополнительный относительный риск для всех форм рака, кроме лейкозов, был значительно меньше нуля и составлял 0,07 Зв -1 при 90 %-ном доверительном интервале, то есть смертность от рака снижалась при увеличении величин “малых доз”.

В бывшем СССР эффект гормезиса был отмечен среди жителей 22 деревень, расположенных на Восточно-Уральском следе, который образовался в сентябре 1957 г. в результате термического взрыва емкости хранилища высокоактивных отходов. По результатам обследования 7852 человек, проживающих на территории этого следа, было установлено, что смертность среди них была на 27-38 % ниже, чем среди жителей того же региона, включенных в контрольную группу [33].

Явления гормезиса были отмечены и ходе проведения эпидемиологических обследований тех жителей Японии, которым пришлось пережить атомную бомбардировку. Известно, что дозы облучения около 20 % тех, кто остался в живых в городах Хиросима и Нагасаки после их бомбардировки, превышали 100 мЗв (10 бэр). В докладе НКДАР ООН в 1994 г. [37] отмечалось, что среди переживших атомную бомбардировку, дозы облучения которых доходили до 200 мЗв (а это в 80 раз превышает годовую дозу от воздействия естественного радиационного фона) не наблюдалось увеличения случаев смерти от рака, а смертность от лейкоза была даже меньше, чем среди необлученных жителей этих двух городов.

Рис .3.1 .Смертность от лейкемии японцев, переживших атомную бомбардировку в Хиросиме и Нагасаки

 

Представленные на рис. 3.1 данные, которые характеризуют относительный риск смертности от лейкемии жителей Хиросимы и Нагасаки, свидетельствуют о том, что эффект гормезиса наблюдается в диапазоне доз облучения от 0 до 100 мЗв [34]. Кстати, дозы облучения почти 80% переживших атомную бомбардировку в Хиросиме и Нагасаки находились в этом диапазоне доз.

В 1992 г. было завершено обследование работников ядерных судоверфей, которое проводили в течение десяти лет специалисты Школы здравоохранения и гигиены департамента эпидемиологии Джонса Хопкинса. По результатам такого длительного обследования при подведении итогов было отмечено, что “эти исследования, возможно, являются лучшим свидетельством того, что низкие уровни ионизирующего излучения не являются опасными для здоровья”. [35].

В настоящее время большинство и российских, и зарубежных радиобиологов, занимающихся проблемами радиационного гормезиса, считают, что основной источник радиационного воздействия в нашем обществе – это не источники, созданные человеком, а ингаляционное поступление естественного радона-222 и его дочерних продуктов [32]. Однако в возникновении биологических эффектов, связанных с воздействием радона, наблюдается определенный парадокс. Так, например, известно, что в урановых рудниках его повышенное содержание достоверно увеличивает частоту случаев смерти горнорабочих от рака легкого. Это послужило основой для разработки специалистами МКРЗ и МАГАТЭ рекомендаций по ограничению облучения радоном персонала и населения [36].

В последние годы появилось особенно большое количество работ, в которых показана связь между частотой возникновения рака легкого у населения и содержанием радона в жилых помещениях. Представленные в этих работах данные свидетельствуют о том, что с увеличением содержания радона в помещениях уменьшается частота появления раковых заболеваний [37,38].

Результаты проводившихся в различных странах эпидемиологических обследований, направленных на изучение зависимости между содержанием радона в домах и частотой возникновения рака легкого, не согласуются с беспороговой концепцией и позволяют говорить о наличии гормезиса. Так, в США в ходе обследования 89 % населения страны было выявлено значительное снижение смертности от рака легкого среди людей, живущих в домах, где концентрация радона в воздухе превышает средний уровень [38,39 и др.]. Была выявлена зависимость явления гормезиса от мощности дозы при воздействии радона: при больших дозах гормезис не проявляется, а при малых, то есть при дозах, которые характерны для жилых помещений, эффект гормезиса присутствует. Вот так можно объяснить парадокс воздействия радона. Именно этим можно объяснить непригодность экстраполяции данных о последствии воздействия на организм больших доз радиации для прогнозирования последствий при воздействии малых доз.

Следует отметить, что ни один аспект радиационной токсичности не привлекал бoльшего внимания, чем связь между воздействием ионизирующего излучения и последующим риском злокачественных образований. Основываясь на данных профессионального облучения и облучения от окружающей среды, специалисты установили, что низкоуровневое ионизирующее излучение может действительно уменьшить риск раковых заболеваний [29,35]. Так, группа исследования высокофонового излучения ( High Background Radiation Research Group ) исследовала частоту узелковых заболеваний щитовидной железы и раковых заболеваний в китайской провинции Гуандун, в районе, где естественный радиационный фон примерно в три раза выше нормы. В течение 1975-1978 гг. смертность от рака в области с высоким фоном составляла 36,53 на 10 5 человеко-лет в сравнении с 52,85 на 10 5 человеко-лет в контрольной области [29]. Анализ смертности от раковых заболеваний среди работников производства ядерного оружия в Хэнфорде, Окридже и в Роки Флэтс не выявил статистически значимый повышенный риск раковых заболеваний у работников, подвергшихся воздействию излучения в кумулятивных дозах порядка 10 сГр [32].

Все эти данные являются спорными и служат основанием для дебатов о полезных эффектах низких уровней излучения, которые продолжаются уже более 20 лет и будут продолжаться до тех пор пока научное сообщество не даст качественную и количественную оценки радиационному гормезису. Для этого нужно будет найти эпидемиологическое свидетельство гормезиса, а достоверность теории будет зависеть от разъяснения биологических механизмов этого эффекта [40].

В работе [40] отмечено: “Если бы радиационный гормезис был признан, он устранил бы многие трудности. Малые дозы радиации были бы признаны полезными или, по крайней мере, не вредными. Гормезис предполагает наличие пороговой дозы, ниже которой риск вредных последствий для здоровья равен нулю. Пороговые дозы могли бы быть использованы для обоснования менее жестких регламентов. Представление о потенциальном вреде любой радиационной дозы стало бы расплывчатым, и заботы здравоохранения, связанные с чистотой среды и удалением радиоактивных отходов, в большой степени исчезли бы.”. Это утверждение еще раз свидетельствует о необоснованности существующей в настоящее время теории, что любая доза облучения является потенциально опасной, теории, которая привела к страху перед радиацией.

В настоящее время вопрос о том, можно ли определить безопасный или полезный уровень воздействия ионизирующего излучения, имеет большое экономическое и эпидемиологическое значение [29]. Однако следует признать, что современный уровень науки еще не позволяет достоверно количественно экстраполировать риск облучения в область “малых доз” радиации. Для этого нужно иметь большой фактический материал об эффектах “малых доз” и разработать теорию механизма гормезиса [16].

Риск возникновения поражающих эффектов при воздействии “малых доз” радиации может быть обусловлен, кстати, наличием в окружающей среде целого ряда вредных для здоровья человека факторов нерадиационной природы. РИСК – это негативные последствия, которые могут возникать при воздействии различных факторов как радиационной, так и нерадиационной природы.

 

3.5. Основные факторы риска

Здоровье населения страны, как уже отмечалось выше, является отражением сложного комплекса явлений, происходящих как в жизни общества, так и в окружающей среде. Специалисты, занимающиеся вопросами оценки состояния здоровья населения, отмечают, что здоровье населения только на 10 % зависит от уровня развития медицинской науки и степени доступности получения квалифицированной медицинской помощи, 80 % здоровья определяется наследственностью, экологической обстановкой и образом жизни (рациональное питание, физические занятия, курение, потребление алкоголя и др.) и 10 % - всеми остальными сопутствующими жизни процессами. Это подтверждает тот факт, что на здоровье людей оказывает влияние большое количество факторов физической, химической, биологической и социальной природы, которые находятся в сложной взаимосвязи и взаимозависимости. С этой точки зрения большое значение имеет оценка в динамике степени изолированного или сочетанного влияния различных факторов на здоровье населения в районах осуществления промышленных подземных ядерных взрывов. Результаты такой оценки позволят определить наиболее вредные для здоровья людей факторы, а также предложить ряд мероприятий, выполнение которых будет способствовать снижению или ликвидации их воздействия на людей.

Из сложного многообразия сочетаний различных факторов, оказывающих влияние на здоровье человека, наиболее легко можно определить степень влияния радиационного фактора, используя для это общепринятый научно обоснованный принцип: больше доза облучения ионизирующими излучениями – больше вредное воздействие. При этом ''малые дозы'', по мнению многих специалистов, не могут оказывать негативного влияния на здоровье людей [41,42].

 

3.5.1. Радиационный риск

По определению, содержащемуся в действующих Нормах радиационной безопасности (НРБ-99), радиационный риск – это вероятность возникновения у человека или у его потомства какого-либо заболевания в результате воздействия ионизирующих излучений [43]. Такие излучения при воздействии на организм человека могут вызвать два вида эффектов, которые клинической медициной отнесены к болезням: это детерминированные пороговые эффекты (лучевая болезнь, катаракта, аномалии развития плода и др.) и стохастические (вероятностные) беспороговые эффекты (злокачественные опухоли, лейкозы, наследственные болезни).

Облучение людей, как известно, происходит в результате воздействия на их организм как природных, так и антропогенных источников радиации. В табл. 3.2 приведены данные о средних дозах облучения населения Российской Федерации от воздействия таких источников радиации.

Таблица 3.2. Средние дозы облучения населения Российской Федерации от различных источников радиации [14]

Источники облучения
Средние дозы облучения населения , мЗв/год
1. Природные

Космическое излучение

Земное внешнее облучение

Внутренне облучение

Всего от природных источников

 

0,3

0,4

1,6

2,3

2. Антропогенные (искусственные)

Медицинские процедуры

Испытания ядерного оружия

Ядерная энергетика

Всего от антропогенных источников

 

1,7

0,015

0,001

1,71

ИТОГО (округленно)

4,0

Примечание: Глобальная средняя эффективная доза облучения человека от воздействия естественных (природных) источников радиации составляет около 2,4 мЗв/год (0,24 бэр/год).

Данные табл. 3.2 свидетельствуют о том, что величины доз внутреннего облучения от природных источников радиации примерно в два раза выше доз внешнего облучения. Наибольший вклад в дозы внутреннего облучения, величины которых постоянно могут изменяться и трудно поддаются измерению на практике, примерно 80 %, вносят короткоживущие продукты распада радона-222 и радона-220, около 11 % - калий-40 и 7 % - такие радионуклиды, как свинец-210 и полоний-210.

Известно, и это показано в табл. 3.2, что помимо природных источников внешнего и внутреннего облучения существуют постоянные так называемые антропогенные (искусственные) источники радиации, к которым следует отнести все предприятия ядерной энергетики, а также ядерные испытания. Дозы облучения людей от таких источников радиации очень малы. Их вклад в общую дозу облучения, в отличие от вклада природного гамма-фона (космическое излучение и излучение от земной поверхности), невелик и составляет доли процентов. Однако это справедливо лишь для условий, если работа предприятий ядерно-топливного цикла проходит в штатном (безаварийном) режиме, а население проживает вне расположенных на местности радиоактивных следах, образовавшихся после проведения ядерных испытаний в атмосфере или после радиационных аварий. И даже при таких условиях дозы облучения населения практически не превышали допустимых уровней.

Свидетельством тому могут быть последствия аварии на Чернобыльской АЭС. Часто людей отселяли с тех территорий, где уровни радиации не превышали допустимых пределов, нанося этим непоправимый ущерб здоровью переселенцев. В течение многих лет и политики, и представители средств массовой информации пытались преувеличивать в своих корыстных интересах последствия этой аварии. Очень образно об этом говорит в своей статье ''Чернобыль без покрывала и без прикрас. Радиационные мифы стали политическим инструментом'' [44] народный депутат Украины Ю. Соломин, который является секретарем комитета Верховной рады по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Так, он отмечает, что, по данным Научного центра радиационной медицины АМН Украины, средняя доза облучения от природных и антропогенных источников радиации составляет 6,0 мЗв/год, так как Украина является ''всемирно известным радиогеохимическим регионом'' (в Российской Федерации, см. табл. 3.2, средняя доза равна 4,0 мЗв/год), а вклад радиоактивных газов в дозу внутреннего облучения составляет 70 %. И далее (цитата) ''…на значительной части Киевской и Житомирской областей, которые относятся к зонам радиоактивного загрязнения, дозы за счет радона в десятки раз больше доз от глобальных выпадений. Но этого никто не замечает. На предотвращение доз за счет радона политическую, научную и чиновничью карьеру себе не сделаешь. Да и «бабки» здесь не крутятся. Именно в этом и заключается самая большая и неприятная тайна, которую тщательно скрывают уже 12 лет.'' [44].

Важно отметить, что при проведении испытательных ядерных взрывов дозы облучения населения, причем даже в масштабах одного административного района, были очень низкие. Во всех случаях их можно было отнести к категории “малых доз”, которые встречаются в природных условиях, поэтому оказать какого-либо негативного влияния на здоровья населения такие дозы не могли. Лишь в очень редких случаях техногенные уровни облучения несколько превышали величину естественного фона, характерного для районов с повышенным содержанием в почве урана и тория. Только нештатные радиационные ситуации могли стать причиной облучения людей, и то в основном персонала, а не местного населения, в дозах, превышающих фоновые и допустимые уровни.

Нет необходимости подробно рассматривать вопросы биологического действия ионизирующих излучений, поскольку такие сведения содержатся в целом ряде авторитетных руководств [15,45-48 и др.]. Но при этом следует кратко остановиться на двух таких важных вопросах, как, во-первых, биологические эффекты действия радиации в интервале доз, кратных средним значениям естественного фона, и, во-вторых, величины “малых доз” радиации, которые не представляют опасности для человека и соответствуют приемлемым уровням риска.

Как известно, для прогнозирования возможных биологических эффектов действия радиации при решении задач, связанных с обеспечением радиационной безопасности, официально рекомендуется использовать так называемую линейную зависимость “доза-эффект”, согласно которой вредное действие радиации на человека возможно при сколь угодно малых дозах. В современной радиобиологии идет непримиримая борьба двух научных направлений по поводу использования такой зависимости на практике. Так, с одной стороны, это, как отмечено выше, существующая официальная рекомендация о необходимости использования линейной зависимости “доза-эффект”, с другой – гипотеза о позитивном действии малых доз радиации, то есть о наличии порога в биологическом действии ионизирующих излучений

Следует отметить, что биологические эффекты действия радиации в интервале доз существующего на Земле естественного фона имеют качественные отличия и не связаны с линейной зависимостью [49]. Более того, по мнению многих радиобиологов [45,49 и др.], именно использование на практике беспороговой (линейной) концепции является одной из причин нанесения немалого вреда здоровью населения. Об этом, например, свидетельствует работа Р. Бейта [49], где он пишет: “Вера в то, что любое облучение может быть вредно, приводит к неправильной политике защиты людей от этой гипотетической опасности.” Именно по этой причине после аварии на ЧАЭС почти 5 миллионов человек в бывшем СССР пострадали от тяжелейшего психологического стресса, который стал основной причиной психосоматических заболеваний. На переселение жителей многих населенных пунктов, расположенных на незначительно загрязненных после аварии на ЧАЭС территориях, были бесполезно израсходованы огромные средства, которые следовало бы направить на улучшение социально-бытовых условий людей. Кроме того, чтобы избежать несуществующего на практике вреда плоду в утробе матери и будущему младенцу, было сделано 200 тысяч абортов, прервавших желаемую беременность. Причиной появления таких страшных цифр стало именно необоснованное использование линейной зависимости “доза-эффект”.

В настоящее время существует мнение, высказанное учеными Института клеточной биологии и генетической информации, что предварительное воздействие малых доз ионизирующего излучения на живой организм снижает последующее вредное воздействие относительно больших доз [50]. Какие же величины доз облучения можно считать “малыми дозами”? Как известно, воздействие ионизирующей радиации на живой организм может происходить в широком диапазоне доз. Так, согласно НРБ-99, доза облучения, равная 1 мЗв/год, является гарантированно допустимой, а доза, равная 10000 мЗв/год – абсолютно смертельной. В теории воздействия вредных токсических факторов [14,51] принято считать, что величина безопасной дозы должна быть на два порядка, то есть в 100 раз, меньше величины абсолютно смертельной дозы. Если 10000 мЗв/год разделить на 100, то получается 100 мЗв/год или 10 бэр/год. Таким образом, дозы облучения до 100 мЗв/год не могут представлять опасности для здоровья человека, а значит их можно считать “малыми дозами” Это подтверждают и представленные в табл. 3.3 данные, которые свидетельствуют о том, что в зонах с повышенным радиационным фоном дозы облучения могут значительно превышать 100 мЗв/год.

Таблица 3.3. Показатели среднего природного (естественного) радиационного фона в различных регионах Земли [14,15]

Регион
Экспозиционная мощность дозы излучения в воздухе
Годовая доза облучения
мкГр/ч

мкР/ч

мЗв/год

бэр/год

Российская Федерация

0,1

10

1

0,1

Прибрежная полоса земли на юго-западе Индии

1

100

10

1

Район города Гуарапари в Бразилии

10

1000

100

10

Район города Рамсер в Иране

40

4000

400

40

 

В табл. 3.3 можно видеть, что для каждого региона указанные величины доз будут являться “малыми дозами”, поскольку они характеризуют естественный радиационный фон в данном регионе. У представителей различных возрастных групп населения, проживающего постоянно (с незапамятных времен) в этих регионах, показатели здоровья не отличаются от среднемировых, кроме того, не отмечено и увеличения неблагоприятных генетических, канцерогенных или каких-либо других эффектов [52]. Это относится и к обитателям флоры и фауны в таких регионах.

Приведенные выше данные подтверждаются результатами многолетних обследований облученных жителей японских городов Хиросима и Нагасаки после их ядерной бомбардировки в 1945 г. Для изучения последствий воздействия радиации на человека в Японии в 1950 г. был создан специальный фонд – “Фонд исследования радиационных эффектов”, целью деятельности которого стало пожизненное наблюдение за облученными, численность которых в 1990 г. составляла 86572 человека. Средняя доза облучения 50113 человек составляла 200 мЗв [53].

В ходе обследований облученных было установлено, что значимая линейная связь дозы облучения с уровнем онкозаболеваемости наблюдается только в области доз более 200 мЗв. При дозах менее 200 мЗв значимой связи онкозаболеваемости с дозой не установлено. Значит, можно сделать вывод о том, что существует так называемая пороговая доза облучения, менее которой радиация не оказывает практически негативного влияния на здоровье человека. Это подтверждается и данными, полученными при работе с Российским государственным медико-демографическим регистром (РГМДР), где собрана информация о ликвидаторах последствий аварии на ЧАЭС.

По результатам проводимого ежегодного медицинского мониторинга с использованием базы данных РГМДР о 73650 человека, средняя доза облучения которых составляет 107 мЗв, установлено, что с 95%-ми доверительными интервалами порогом статистической значимости риска возникновения радиогенных раков является величина дозы облучения более 100 мЗв.

Стало быть, дозы облучения до 100 мЗв или даже до 200 мЗв можно считать “малыми дозами”, которые не представляют опасности для здоровья человека, а риск возникновения радиогенных раков при воздействии таких доз очень мал.

Следует отметить, что в настоящее время все увеличивающееся число сторонников пороговой концепции, то есть порогового действия радиации, приводят следующие основные доводы в обоснование своих позиций [16]:

•  жизнь на Земле возникла и постоянно эволюционирует в условиях действия “малых” доз радиации. Однако за все время существования Планеты и постоянного облучения при этом бесчисленных поколений флоры и фауны, включая человека, науке не удалось накопить генетический груз, несовместимый с жизнью;

•  при сравнении показателей здоровья населения в регионах с повышенным радиационным фоном (См. табл. 3.3.) с аналогичными показателями в регионах со среднеземным уровнем естественного фона, равным 2,4 мЗв/год, не выявлено никаких различий;

•  во многих случаях низкие уровни радиации оказывают стимулирующее действие на организм (явление гормезис). Эффект “защиты” проявляется в организме не только при действии на него радиационных факторов, но и факторов нерадиационной природы. Негативное влияние ионизирующих излучений на организм наблюдается лишь при высоких дозах, когда гибнет критическое число клеток;

•  при облучении организм проявляет активность, отвечая на облучение стимуляцией процессов репарации биомолекул, в том числе и ДНК, повышением уровня иммунного надзора, апоптозом, регуляцией межклеточных отношением, а также повышением уровня клеточного обновления и др.;

•  имеются данные о благоприятном действии повышенных фоновых уровней радиации, например, повышенных концентраций радона на здоровье населения;

•  большое количество данных, полученных в ходе эпидемиологических наблюдений и ежегодных медицинских мониторингов с использованием баз данных регистров, убедительно свидетельствуют об отсутствии увеличения числа злокачественных образований и генетических нарушений у облученных в малых дозах.

Все эти доводы дают основание большому количеству ученых утверждать, что радиация – необходимый физический фактор для сохранения жизни на Земле.

В 1995 г. Российская научная комиссия по радиационной защите (РНКРЗ) под председательством академика А. Ф. Цыба приняла “Концепцию радиационной, медицинской, социальной защиты и реабилитации населения Российской Федерации, подвергшегося аварийному облучению”, в которой определен правовой статус таких понятий, как облученный и пострадавший [54]. В рамках данной концепции облученным признается тот, у кого в результате воздействия ионизирующего излучения эффективная доза острого облучения превышает 50 мЗв (5 бэр) или накопленная эффективная доза хронического облучения превышает 70 мЗв. Пострадавшим является тот, у кого в подобных обстоятельствах возникли лучевые поражения или другие заболевания, в отношении которых официально установлена причинно-следственная связь с воздействием ионизирующих излучений. Поэтому дозы облучения до 50 мЗв/год (5 бэр) можно с большим запасом отнести к категории “малых доз” и считать допустимыми. При точности оценки эффективной дозы, равной примерно 50 %, различия в биологических эффектах от воздействия доз 50 мЗв или 100 мЗв практически отсутствуют, то есть их воздействие на человека практически одинаково.

Такие утверждения дают основание говорить о необходимости внесения изменений в использование линейной беспороговой концепции. В настоящее время эту необходимость признала и МКРЗ. Эта авторитетная международная организация опубликовала меморандум “Эволюция системы радиационной защиты: обоснование необходимости разработки новых рекомендаций МКРЗ” [42], в котором предлагается использовать линейную беспороговую концепцию только при дозах выше нескольких мЗв/год, то есть начиная с некоторого порогового значения. Кроме того, предлагается не применять понятие “коллективная доза” при прогнозировании последствий воздействия ионизирующих излучений на человека. Такой подход позволит избежать завышения тяжести радиационных последствий, как это было после аварии на ЧАЭС.

Отказ от линейной беспороговой концепции может привести к изменению основ нормативного регулирования радиационной безопасности, в частности, к непригодности понятия “коллективная доза” как меры коллективного риска. Так, при оценке последствий любой радиационной аварии именно численность населения при самых малых дозах вносила основной вклад в коллективную дозу облучения. А как раз эти самые малые дозы и не могли оказывать негативного влияния на здоровье людей.

Для здоровья населения, проживавшего в районах радиоактивного загрязнения, дозы облучении которого, как достоверно известно, никогда не превышали уровня “малых доз”, наибольшую опасность представляли психосоматические расстройства. Основной причиной возникновения таких расстройств является не действие ионизирующих излучений, а безапелляционные высказывания представителей средств массовой информации и отдельных политиков, не имеющих ни малейшего представления об особенностях радиационного воздействия на живой организм, а также мнительность человека и его особое психологическое восприятие такого неординарного события, каким является ядерный взрыв. Радиофобия - так одним словом можно характеризовать возникновение психосоматических расстройств. Конечно, известное пагубное воздействие больших доз радиации на организм вызывают у людей беспокойство и страх. Однако аналогичные эмоции не могут быть оправданы при действии малых доз. Страх, который вызывают “малые дозы”   радиации у жителей тех районов, на территориях которых проводились мирные камуфлетные ядерные взрывы, или страх от контакта со слабо загрязненными при таких взрывах объектами внешней среды можно сравнить со страхом, который возникает у человека при мысли о том, что температура воды +20 о С может быть опасна, поскольку он знает, что кипящая при 100 о С вода вызывает ожог третьей степени.

В настоящее время, когда практически досконально изучены последствия воздействия на живой организм радиационных факторов, признано, что основное негативное влияние на здоровье населения оказывает целый ряд факторов нерадиационной природы.

 

3.5.2. Риски, связанные с нерадиационными факторами

Факторы нерадиационной природы – это совокупность различного рода природных, кроме ионизирующих излучений, антропогенных, социальных, экономических и многих других факторов, которые постоянно оказывают как негативное, так и позитивное влияние на человека и на окружающую его среду.

Как известно, состояние окружающей среды определяет состояние здоровья всего человечества. Так, наибольшую опасность для здоровья населения представляет антропогенная (техногенная) природная среда и, прежде всего, загрязненность атмосферы и воды. Основное загрязнение окружающей среды связано с целым рядом таких негативных факторов, как нерациональное размещение промышленных предприятий, использование экологически вредных технологий без очистных сооружений, перегруженность отдельных территорий населением и автотранспортом, оскуднение природных ресурсов в результате варварского отношения к ним и др.

Многие процессы антропогенной деятельности человека приводят к негативным изменениям в окружающей среде:

•  изменение структуры земной поверхности связано главным образом с распашкой степей, вырубкой лесов, нарушением режимов поверхностных вод. Все это приводит к эрозии почвы, засухам, утрате плодородия пахотных земель. Из-за роста пустынь на Земле происходит запыление воздушного бассейна;

•  загрязнение биосферы (воздуха, воды, суши) отходами быта и промышленных предприятий, а также выхлопными газами автотранспорта стало причиной изменения ее количественного и качественного состава. В течение уже ушедшего 20-го столетия значительно изменился по сравнению с 19 веком состав атмосферы: в воздушном океане стало больше на 30 % углекислого газа, вдвое возросло количество метана, на 15 % увеличилось содержание закиси азота; в тропосфере увеличилось, а в стратосфере уменьшилось содержание озона [55];

•  нарушение энергетического баланса в окружающей среде, в частности, теплового стало причиной повышения глобальной температуры и изменения климата. По результатам оценок, проведенных экспертами ООН, за время цивилизации человечеством было использовано около 100 млрд. тонн топлива различных видов, причем половина этого количества приходится на последние 50 лет [56];

•  изменения в животном и растительном мире произошли в результате варварского истребления немалых их видов. Нарушению состояния биоты способствовало чрезмерное внесение удобрений и гербицидов в почву для повышения урожайности сельскохозяйственных культур.

Все сказанное дает основание сделать вывод, что изменения в окружающей человека среде связаны не только с процессами, происходящими в природе, но и порождены социально-экономическим развитием общества. Это значит, что здоровье населения и каждого в отдельности человека зависит от уровня социально-экономической сферы, качества окружающей среды, а также гено- и фенотипических особенностей.

В 80-е годы специалисты Минздрава СССР, используя результаты анализа степени влияния различных факторов на здоровье населения и системный подход к полученным результатам, разработали концептуальную модель влияния окружающей среды на здоровье населения, которая была принята Европейским Бюро ВОЗ и которая актуальна до настоящего времени [57]. Анализ составляющих этой модели свидетельствует о том, что природная среда существует как в естественном состоянии, так и в измененном (антропогенном, техногенном) виде; социальная среда состоит из различных подсистем социальной инфраструктуры общества. Факторы каждой подсистемы как непосредственно, так и взаимодействуя между собой, оказывают существенное влияние на состояние здоровье человека.

Установление причинно-следственной связи между окружающей средой и здоровьем населения позволяет осуществлять так называемую первичную профилактику, которая может быть эффективной и отражать стратегию системы охраны здоровья. Например, строительство очистных сооружений или изменение технологических процессов на предприятиях, загрязняющих атмосферный воздух, может привести к снижению уровня злокачественных новообразований, болезней органов дыхания, сердечно-сосудистой системы и других заболеваний. Вторичная профилактика является более сложной, поскольку должна проводиться на индивидуальном уровне путем тестирования каждого пациента с использованием различных технических средств, включая и автоматизированный скрининг. Если первичная и вторичная профилактики проводятся не на должном уровне, возникают и развиваются болезни, накапливается число хронических заболеваний со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В настоящее время основными факторами нерадиационной природы, оказывающими негативное влияние на здоровье населения, являются химические факторы (загрязнители), способные существенно изменить состояние окружающей среды, а также социально-бытовые факторы, которые включают в себя кроме показателей, характеризующих условия жизни и быта, питание и др., также и такие вредные привычки, как курение и употребление алкоголя.

Химические загрязнители биосферы . Загрязнение биосферы, то есть атмосферного воздуха, воды и земли, в настоящее время представляет наибольшую опасность для здоровья людей. Основными источниками загрязнения биосферы являются предприятия теплоэлектроэнергетики, промышленные предприятия и автотранспорт, отходы которых содержат большое количество вредных химических веществ. В атмосфере Земли постоянно присутствует 9-10 млн. тонн загрязняющих веществ. Как известно, загрязнение атмосферного воздуха является одной из причин увеличения заболеваний как органов дыхания, так и сердечно-сосудистой системы. Так, например, установлено, что почти 20 % всех болезней органов дыхания и 10 % системы кровообращения связаны с загрязнением атмосферы [58].

В настоящее время основной проблемой промышленных городов, в которых проживает более 50 % населения Российской Федерации, является проблема загрязнения воздушного пространства. Такие города можно отнести к экологически опасным зонам.

Известный ученый-эколог В. И. Данилов-Данильян в интервью “Российской газете” говорил о резком ухудшении состояния окружающей среды в целом ряде регионов территории Российской Федерации [59]. Он отметил, что 15% территории страны, где сосредоточены большая часть населения и основная часть производства, находится в неудовлетворительном экологическом состоянии. Связано это в основном с высокой степенью загрязнения атмосферного воздуха, воды и суши. В последние годы, по словам В.И. Данилова-Данильяна, значительно ухудшилось состояние окружающей среды в таких городах и регионах страны, как Самара, Волгоград, Нижний Новгород, Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Архангельск, Астрахань, Норильск, Новокузнецк, Кемерово, Красноярск. Кроме того, в этом интервью В. И. Данилов-Данильян привел результаты ранжирования различных вредных факторов, оказывающих негативное влияние на здоровье населения страны: “Я считаю, - отметил он, - что по воздействию на здоровье людей сейчас именно вода стоит на первом месте. На втором, конечно, - воздух, на третьем, наверное, - всякие физические воздействия и только на четвертом - радиоактивные воздействия.”

Из этого высказывания можно сделать вывод, что воздействие вредных факторов нерадиационной природы более опасно для здоровья населения, чем воздействие радиации, тем более в “малых дозах”. Причем из всего комплекса вредных нерадиационных факторов наиболее опасными для здоровья людей в настоящее время являются химические агенты, загрязняющие биосферу. В табл. 3.4 представлен перечень основных загрязнителей воздуха и источников их выбросов.

Таблица 3.4. Основные загрязнители атмосферы, содержащиеся в выбросах предприятий различных отраслей промышленности [66]

Черная и цветная металлургия
Химическая и нефте-перерабатывающая промышленность
  Транспорт
Производство тепловой и электрической энергии
Окись серы, окись углерода, окись азота, сернистый ангидрид, фтористый водород, пыль и сажа, которые содержат возгоны токсичных тяжелых и цветных металлов, ци-анистые соединения и др.
Сернистый ангидрид, окислы азота, аммиак, сероводород, сероуг-лерод, хлористые и фтористые соедине-ния, толуол, дивинил, ацетон, изопрен, кис-лоты, альдегиды, кетоны, эфиры, метан, пыль и др.
Выхлопные газы: окислы углерода и азота, углеводороды, бензпирен, сернистые газы, свинец, хлор, бром, фосфор, сажа и др. Поглощает огромное количество кислорода.
Дымовые газы, содержащие сернистый ангидрид, окислы азота, соединения натрия, ванадия, окись углерода, продукты неполного сгорания, пыль, зола, сажа и т. д., включая выбросы радиоактивных веществ.

 

Основными источниками загрязнения биосферы были и остаются предприятия теплоэлектроэнергетики (угольный цикл), промышленные предприятия черной и цветной металлургии, а также автотранспорт, в отходах которых содержится большое количество вредных химических веществ. Общее количество таких отходов в год составляет почти 64 млн. тонн. За последние годы значительно увеличились количество вредных выбросов от транспортных средств, особенно в крупных городах, достигнув 37 млн. тонн в год. Содержание загрязняющих веществ в атмосфере более чем 100 городов Российской Федерации значительно превышает предельно допустимые санитарными нормами уровни. Основными загрязнителями окружающей среды в городах являются бензпирин, свинец, ртуть, хром и никель. Эти вещества, накапливаясь в организме человека, могут стать причиной появления неблагоприятных отдаленных последствий, так как обладают мутагенными, канцерогенными, тератогенными и эмбриогонадотоксическими свойствами.

В Российской Федерации практически каждый шестой стационарный промышленный объект выбрасывает в атмосферу токсические вещества без какой-либо очистки. Четвертая часть имеющихся очистных сооружений неисправна или работает неэффективно. Все это приводит к значительному снижению качества здоровья населения страны, особенно детского, а также к повышению заболеваемости и дополнительной смертности.

Состояние здоровья детей - это индикатор, характеризующий состояние окружающей среды. Здоровые дети - здоровая среда, здоровая среда - здоровые дети. Например, в результате специальных исследований, проведенных на Урале в городах с развитой цветной металлургией, был установлен рост частоты появления в этих городах детей с некоторыми наследственными заболеваниями [60]. К сожалению, следует признать, что в нашей стране на охрану природы всегда выделялись очень малые средства. Так, в бывшем СССР расходы на эти цели составляли лишь 1,55 % национального дохода, в США - 3 %, а в Японии - 5 %.

К сожалению, следует констатировать, что загрязнение воздуха является одной из основных причин увеличения заболеваемости не только органов дыхания, но и сердечно-сосудистой системы [58]. Так, установлено, что почти 20 % всех болезней органов дыхания и 10 %системы кровообращения связаны именно с загрязнением атмосферы.

Одной из проблем при оценке состояния окружающей среды является разработка новых или возможность использования уже имеющихся методических подходов к оценке риска, связанного с химическим загрязнением природной среды. В определенных пределах для этого может быть использована методология оценки риска возникновения опухолей при воздействии ионизирующих излучений, поскольку канцерогенные эффекты от использования некоторых химических соединений аналогичны эффектам от воздействия радиации. Большой вклад в решение данной проблемы внесли сотрудники Института биофизики Минздрава СССР (ныне ГНЦ РФ - Институт биофизики), в частности, Л. А. Ильин, А. Н. Марей, В. А. Книжников, А. С. Зыкова, Л. Ф. Глебова, Е. Ф. Романцев и др.

Известно, что химические соединения значительно отличаются по своей канцерогенной активности. В организме человека химические соединения в процессе метаболизма преобразуются в различные канцерогенные или токсические производные, концентрации которых являются значимыми параметрами дозы. Необходимо признать, что “химическая дозиметрия” является более сложной и значительно менее изученной частью общей дозиметрии, чем дозиметрия ионизирующих излучений. Это является основной причиной тех значительных неопределенностей, которые возникают при оценке величины химического риска, и не позволяет, к сожалению, иметь единую с ионизирующим излучением методологию. Например, в работе [61] для характеристики степени влияния химического фактора предложено использовать “радиобиологический эквивалент канцерогенности “ (РЭК), величина которого якобы позволяет сравнивать эффекты канцерогенного действия ионизирующего излучения и химического загрязнения. Однако в практике этот подход и сам критерий не нашли применения.

Следует отметить, что к нерадиационным факторам, оказывающим негативное влияние на здоровье населения, относятся и социально-бытовые факторы.

Социально-бытовые факторы. Наиболее значимыми составляющими этих факторов являются такие показатели, как условия жизни, труда и отдыха, доходы семьи, качество питания, образ жизни, уровень образования, наличие вредных привычек (табакокурение и злоупотребление алкоголем), качество медицинской помощи и т. д. Многие специалисты занимались изучением и анализом данных о влиянии этих факторов на здоровье человека (В.Ф. Демин, В.А. Книжников, В.А. Логачев, Л.А. Логачева, Н.Г. Даренская и др.). Полученные при этом результаты дают основание утверждать, что основное влияние на уровень заболеваемости и смертности, а также на среднюю продолжительность жизни оказывают такие факторы, как питание, образ жизни, а также наличие вредных привычек, в частности, употребление алкоголя и курение.

Роль питания, калорийности, состава и качества пищи для сохранения здоровья человека бесспорна. Несбалансированное питание может привести к развитию заболеваний органов пищеварения, возникновению многих эндокринных расстройств, болезней сердечно-сосудистой и мочеполовой систем, врожденных аномалий, болезней крови.

На состоявшемся в ноябре 2003 г. 7-ом Всероссийском конгрессе “Здоровое питание населения России” было отмечено, что примерно 95 % населения страны не голодает [62]. При этом в рационе питания почти 50 % россиян наблюдается недостаток витаминов и микроэлементов, мало овощей и фруктов, а 3 % жителей страны просто голодают. Рацион питания среднего жителя страны практически на 26-30 % обеднен белками и на 50-52 % - витаминами. Самой же важной проблемой является дефицит микронутриентов (витамины, минеральные вещества, микроэлементы).

Вызывает опасение тот факт, что 55 % россиян, возраст которых перевалил 30-летний рубеж, страдают от лишнего веса, а это способствует возникновению ишемической болезни сердца, атеросклероза, инфаркта миокарда и др. Академик РАМН, директор Института питания В. Тутельян отметил, что причиной каждого третьего случая сердечного заболевания является неправильное питание. Почти все 100 % обследованных в Институте людей нарушают рекомендации “правильного” питания, тем самым ухудшая свое здоровье [62].

Непоправимый вред здоровью наносят курение и злоупотребление алкоголем, о чем свидетельствуют результаты многолетних исследований и наблюдений за курящими людьми. Так, было установлено, что курение является главной причиной возникновения таких болезней, как рак легких и гортани, хронический бронхит. Курение может стимулировать возникновение рака мочевого пузыря и пищевода, цирроза печени, а также способствовать заболеванию полости рта, зева, поджелудочной железы, почек, поражению сердечно-сосудистой системы. Кроме того, следствием курения могут быть рождения детей с уродствами и мертворождения [63].

В последние годы специалисты установили, что курение приводит к уменьшению количества и качества спермы у мужчин, снижая тем самым их потенцию и функцию воспроизводства [64]. У курящих людей отмечается значительное уменьшение минеральной плотности костей, повреждение почек, существенное увеличение риска развития слабоумия и болезни Альцгеймера.

Доказана способность компонентов табачного дыма, а это более 100 токсических для человека соединений, “контактировать” с ДНК, вызывая мутации и другие повреждения клеточных генов, приводя в дальнейшем к развитию рака различной локализации.

Курящие женщины чаще умирают от рака легкого, чем от рака молочной железы. Так, в США ежегодно от рака легкого умирает около 70000 женщин. Такое может ожидать и российских женщин при сохранении той тенденции к увеличению распространения курения среди них, которая наблюдается в настоящее время [64].

Следует признать, к сожалению, что в Российской Федерации, численность населения которой составляет 145,2 миллиона человек, ежегодно умирает около 1 миллиона человек. Такая высокая смертность в нашей стране, где 54 миллиона курящих и 5 миллионов наркоманов, не считая большого числа пьющих, естественно, тревожит научную общественность [65]. Кроме того, в последние годы особое беспокойство вызывает и ухудшение показателей, характеризующих здоровье нации. Чем же можно объяснить такие происходящие в стране негативные процессы? Ученые считают, что в последние 10 лет основной причиной высокой смертности является не столько проводимые в стране социально-экономические реформы и связанный с ними стресс, сколько существующий русский метод снятия любого стресса с помощью алкоголя [66]. Имеющиеся в медицинской статистике данные свидетельствуют о том, что уровень заболеваемости и смертности населения коррелирует с душевым потреблением алкоголя: больше потребление алкоголя – выше заболеваемость и смертность населения, а значит, и это естественно, ниже средняя продолжительность жизни.

Директор Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава России, член-корреспондент РФМН В. Стародубов в своем интервью газете “Известия” [66] отмечает: “За первую половину 90-х годов продажа алкоголя на душу населения возросла более чем вдвое, а доля крепких напитков в структуре потребления – более чем на треть. ” По данным Госкомстата Российской Федерации именно в первой половине 90-х годов, то есть после окончания злополучной антиалкогольной компании, доля некачественного алкоголя выросла в три раза, а душевое потребление крепких напитков значительно превысило опасный для здоровья уровень, который, по мнению специалистов ВОЗ, равен 8 литрам абсолютного алкоголя на человека в год .

Медики утверждают, что существует определенная связь между потреблением алкоголя и курением: чем больше человек курит, тем больше пьет и наоборот. Статистика свидетельствует, что 90 % алкоголиков одновременно являются и заядлыми курильщиками [67]. В Российской Федерации, по данным ВОЗ, в возрасте 30-35 лет курят 74 % мужчин и 14 % женщин, в 36 случаях из 100 причиной смерти людей среднего возраста является табакокурение [67]. По данным ВОЗ, в Российской Федерации в возрасте 30-35 лет курят 75 % мужчин и 14 % женщин, в 36 случаях из 100 причиной смерти людей среднего возраста является табакокурение [68]. Особую тревогу у медиков России вызывает рост числа курящих среди несовершеннолетних, а также пристрастие их к наркотикам. В среднем в стране в настоящее время курят 36 % мальчиков и 25 % девочек в возрасте до 15 лет!

Интересно отметить, что среди пациентов медицинских учреждений более половины умирают от болезней, связанных с курением. Это и сердечно-сосудистые расстройства, и онкологические заболевания. Так, врачи утверждают: “Если бы все дружно бросили курить, более трети больниц пришлось бы закрыть из-за отсутствия пациентов. ”, обосновывая это тем, что 85 % смертей от рака губы, полости рта, глотки, пищевода и легкого являются следствием пристрастия к табаку, более 25 % всех сердечно-сосудистых заболеваний также вызваны курением.

Имеются интересные сведения английских медиков о вреде курения: “Наградить” ребенка раком вполне могут курящие отцы. К такому выводу пришли английские медики из университета в Бирмингеме. Они исследовали данные о здоровье более чем 1500 родителей, чьи дети умерли от рака. Примерно в 15 % случаев рак у детей, возможно, был вызван курением отцов. Эти выводы основываются на результатах лабораторных исследований, которые подтвердили: химические вещества, находящиеся в табачном дыме, нарушают структуру мужской спермы, что приводит к возникновению злокачественных опухолей у потомства. Установлено также, что риск создать у детей предпосылки заболевания раком, в частности крови и головного мозга, возрастает с количеством выкуриваемых сигарет.” [69].

О важности проблемы, связанной с вредом потребления алкоголя и курения для здоровья, свидетельствуют следующий факт: в США злоупотребление алкоголем и курением учитывается при защите пострадавших от радиационных воздействий в соответствии с законом этой страны от 15.10.1990 г. “О компенсациях подвергшимся воздействию радиации”. В США, в отличие от законодательства Российской Федерации” выплаты производятся только за конкретный ущерб от определенных заболеваний, перечень которых приведен в законе, и только одноразово, а участники событий (участники ядерных испытаний, работники урановых рудников и т.д.), если они не имеют заболеваний, не могут претендовать на компенсации [70].

Доказать права на получение компенсационных выплат должен сам пострадавший (наследник) только через суд, в который он должен предоставить оригиналы медицинских документов или их заверенные копии. При этом в законе США отмечается, что никакие денежные выплаты не производятся, если претендент (пострадавший) злоупотреблял алкоголем, курением и кофе.

Так, к злоупотребляющему алкоголем в американском законодательстве относится человек, который на протяжении пяти лет ежедневно выпивал примерно по 180 мл крепких алкогольных напитков (26 литров абсолютного алкоголя в год).

К злоупотребляющему курением законодательство США относит человека, который на протяжении 20 лет выкуривал по 20 сигарет в день. Можно предположить, что в России эту норму “выполняет” большинство курильщиков.

К злоупотребляющему кофе в законе США относится человек, который в течение 20 лет ежедневно выпивал в среднем 2,7 литра кофе (15 порций по 180 мл). В российской статистике отсутствуют сведения о “любителях” кофе, поэтому трудно высказать какое-либо мнение по этому поводу.

При решении проблем, связанных с оценкой степени влияния мирных ядерных взрывов на здоровье населения Российской Федерации, обязательно нужно учитывать степень влияния на человека большого количества вредных факторов как радиационной, так и нерадиационной природы. В качестве примера в табл. 3.5 приведены статистические данные США о количестве летальных исходов в год в стране от воздействия различных факторов. Это данные 1975 г., когда население США составляло 215 миллионов человек. К 2003 г. численность населения США достигла 286 миллионов человек, но причины летальных исходов в расчете на 100 тысяч населения остались практически неизменными [16].

Таблица 3.5. Причины и риски летальных исходов в США в 1975 г. от воздействия различных факторов [71]

Причины летальных исходов
Число случаев в год
Величина риска

Курение

150000

7•10 -4

Употребление спиртных напитков

100000

4,6•10 -4

Автомобили и мотоциклы

53000

2,5•10 -4

Ручное огнестрельное оружие

17000

8•10 -5

Электричество

14000

6,5•10 -5

Плавание

3000

1,4•10 -5

Хирургическое вмешательство

2800

1,3•10 -5

Рентгеновское обследование

2300

1•10 -5

Железные дороги

1950

9•10 -6

Авиация

1430

6•10 -6

Строительство

1000

4,7•10 -6

Велосипеды

1000

4,7•10 -6

Охота

800

3,7•10 -6

Бытовые травмы

200

9•10 -7

Тушение пожаров

195

9•10 -7

Работа в полиции

160

7,4•10 -7

Противозачаточные средства

150

7,4•10 -7

Атомная энергетика

100

4,6•10 -7

Спорт

106

4,6•10 -7

ВСЕГО

349190

1,6•10 -3

Данные табл. 3.5 свидетельствуют о том, что для среднестатистического жителя США, как и других промышленно развитых странах, риск уйти из жизни не по естественным причинам составляет 1,6•10 -3 , то есть примерно один-два случая на каждую тысячу человек в год. Воздействие ионизирующих излучений при рентгеновских обследованиях может стать причиной появления онкологического заболевания со смертельным исходом лишь в одном случае на 10000 человек.

По данным Минздрава России [10], в Российской Федерации в 2002 г. в дорожно-транспортных происшествиях (ДТП) погибли 41577 человек. При численности населения 145,2 миллиона человек в РФ риск погибнуть в ДТП для среднестатистического ее гражданина составит:

R = n / N = 41577/145200000 = 2,9•10 -4

Такая степень риска, а это примерно равно величине риска в США от ДТП, характеризуется неоправданно большими потерями для общества. Однако люди продолжают ездить на автомобилях.

В 2002 г. в Российской Федерации от несчастных случаев, отравлений и травм, то есть насильственно, умерли 197331 человек, из них: ДТП – 41577 человек, случайные отравления алкоголем – 40121, случайные утопления – 16652, самоубийства – 55178 и убийства 43823 человека [10]. Можно сказать, что в течение 2002 года в РФ погибло население крупного города, причем это в основном люди трудоспособного возраста.

В докладе ВОЗ “Насилие и его влияние на здоровье. О ситуации в мире” отмечается, что наша страна по самоубийствам занимает первое место в мире, причем число самоубийств среди российских мужчин в шесть раз выше, чем среди женщин [72]. Счеты с жизнью сводят в основном мужчины в возрасте 45-54 лет, при этом основной причиной является злоупотребление алкоголем, а также депрессивные расстройства. К сожалению, это очень большие и совершенно неоправданные потери для государства, общества в целом и, конечно, для родных и близких.

Поэтому, естественно, вызывают удивление выступления участников различного рода организаций и движений, в частности, участников ''Зеленого движения'', против использования ядерных технологий в промышленных целях, поскольку, по их мнению, именно радиация является основным фактором увеличения различного рода заболеваний, но при этом они закрывают глаза на то, что в реальных условиях современного индустриального общества многие десятки тысяч человек становятся жертвами этого общества.

Разобраться в особенностях радиационных воздействий, возможно, помогут более подробные материалы о механизме возникновения детерминированных и стохастических эффектов.

 

3.5.3. Детерминированные и стохастические эффекты радиационных воздействий

Для обоснованной оценки радиационных последствий, связанных с проведением в различных регионах бывшего СССР ядерных взрывов, а также для ранжирования опасных для здоровья человека факторов, следует, прежде всего, определить, что же такое детерминированные эффекты и каковы их возможные пороги возникновения.

В соответствии с определением, содержащимся в НРБ-99, детерминированные эффекты излучения – это клинически выявленные вредные биологические эффекты, вызванные ионизирующими излучениями, в отношении которых предполагается существование порога, ниже которого эффект отсутствует, а выше – тяжесть эффекта зависит от дозы [43].

Необходимо отметить, что пороги доз облучения разных органов и тканей организма, а также при остром и протяженном облучении различны, о чем свидетельствуют данные, приведенные в табл. 3.6.

Таблица 3.6. Пороги возникновения детерминированных эффектов у взрослых людей при остром и хроническом (протяженном) облучении [73]

Орган или ткань
Биологический эффект
Порог дозы
  
одноразовое облучение, мЗв
хроническое облучение в течение ряда лет, мЗв/год
Семенники
Временная стерильность Постоянная стерильность
150 3500-6000
400 2000
Яичники
Стерильность
2500-6000
200
Хрусталики
Помутнения Катаракта
500-2000 5000
100 150
Красный костный мозг
Угнетение кроветворения
500
400

Очевидно, что в свете современных представлений допороговые дозы можно считать вполне безопасными с точки зрения возникновения возможных последствий облучения. Однако при этом нормы радиационной безопасности не исключают возможности возникновения (на основе линейной концепции “доза-эффект”) стохастических (вероятностных) эффектов, которые по своим последствиям могут быть двух видов:

•  канцерогенные эффекты – это изменения в соматических клетках организма, которые могут стать причиной развития рака у конкретного индивидуума;

•  генотипические эффекты – это изменения в зародышевой ткани, которые могут привести к различным нарушениям у потомства облученных людей.

Результаты, полученные в ходе многолетних наблюдений за состоянием здоровья персонала комбината ''Маяк'' и ликвидаторов аварии на ЧАЭС, дают основание утверждать, что риск возникновения канцерогенных эффектов даже при облучении в очень высоких дозах (например, при переоблучении в аварийных ситуациях) не так уж велик [74]. Статистически установлено, что риск возникновения лейкоза составляет 1:140, а рака – 1:100.

Давно известно, причем установлено с большой степенью достоверности, что смертность от спонтанных злокачественных опухолей в развитых странах мира составляет 20 % от всех смертельных исходов, обусловленных различными заболеваниями человека. Кроме того, известно, что экспериментальное выявление риска возникновения радиогенных раков (канцерогенных эффектов), особенно в области ''малых доз'' облучения, путем проведения эпидемиологических исследований, то есть в ходе обследования больных, и получения при этом статистически надежных результатов практически невозможно из-за целого ряда трудностей. Во-первых, нужно иметь достаточно большую группу облученных людей (сотни тысяч человек) с точно установленной дозой, что практически невозможно, а также соответствующую этой группе (по численности) группу контроля. Во-вторых, необходимо, используя сложную лабораторную аппаратуру, проводить качественную диагностику представителей облученной и контрольной групп, причем регулярно в течение десятилетий, чтобы успели проявиться все виды раковых заболеваний. При этом следует учитывать и степень влияния таких, причем никак не связанных с облучением, факторов, как социальные, экономические и санитарно-гигиенические, ухудшение которых часто приводит к появлению различного рода заболеваний, в частности, инфекционных.

Естественно, преодолеть все эти трудности для оценки риска возникновения радиогенных раков в районах проведения мирных ядерных взрывов практически невозможно, а поэтому нецелесообразно и проведение эпидемиологических исследований. Более того, в этом нет никакой практической необходимости, поскольку априори известно, что дозы облучения населения, проживающего в таких районах, не могли превышать 50 мЗв (5 бэр), то есть той величины дозы, которая дает право на основании “Концепции…” [54] считать человека облученным. Нет необходимости создавать и медицинский (радиационно-эпидемиологический) регистр для местного населения, поскольку в соответствии с пунктом 15 ''Концепции…'' такой регистр должен создаваться лишь тогда, когда эффективная доза острого облучения превышает 250 мЗв (25 бэр), а хронического – 350 мЗв (35 бэр) [54]. А этого в районах проведения мирных ядерных взрывов не могло быть. Поэтому, естественно, проводить эпидемиологические обследования или создавать медицинский регистр для оценки влияния “малых доз” на здоровье людей, проживающих в районах проведения ядерных взрывов в мирных целях не только нецелесообразно, но и практически невозможно.

К сожалению, приходится констатировать, что отсутствует и возможность выявления каких-либо генетических последствий облучения населения этих районов. Такие последствия в основном характеризуются двумя видами: это хромосомные аномалии (изменение числа или структуры хромосом) и мутации в генах (точковые). Имеющиеся в настоящее время в научных учреждениях целого ряда стран результаты исследований генетических последствий облучения свидетельствуют об отсутствии достоверных различий в развитии потомства первого и второго поколений (дети и внуки) тех родителей, которые подвергались значительному облучению, и необлученных родителей, то есть контрольной группы [74].

Совершенно ясно, что в районах проведения мирных ядерных взрывов местное население страдает от болезней, никак не связанных с воздействием радиационного фактора. Существует целый ряд других факторов, оказывающих негативное влияние на здоровье людей.

Кстати, в настоящее время, в соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), следует учитывать тот факт, что рак – это слабо заразная, но все- таки заразная (инфекционная) болезнь. Полученные в последние десятилетия новые данные о причинах возникновения различного рода болезней свидетельствуют о том, что онкологические заболевания, которые длительное время считались соматическими, на самом деле вызываются микробами и вирусами. По данным ВОЗ, более 80 % некоторых форм рака обусловлены инфекционными агентами. Известно, что среди всех причин смертности населения инфекции различного характера занимают второе место, уступая ''первенство'' лишь сердечно-сосудистым болезням, доля смертности от которых составляет 31 %, а от инфекционных, включая все виды раков, - 25 %. Так, например, развитие рака шейки матки связывают с папиллома вирусом и вирусом простого герпеса первого и второго типа; рак печени рассматривается как следствие вирусных гепатитов В и С. Острые и хронические гастриты, язвенные болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, переходящие в раковые заболевания, во многом обусловлены различными бактериальными возбудителями.

Таким образом, все сказанное выше, дает основание утверждать, что при оценке степени влияния ядерных испытаний на здоровье населения, проживающего в районах их проведения, следует учитывать как параметры сложившейся на территориях этих районов радиационной обстановки, так и целый комплекс различного рода факторов, воздействующих на человека.

 

3.6. «Противники» ядерной энергетики и их роль в формировании общественного сознания.

  Представленные выше данные о радиационных последствиях ядерных испытаний свидетельствуют о том, что годовые эффективные дозы облучения населения, проживающего в районах проведения таких взрывов, никогда не превышали 50 мЗв (5 бэр). Поэтому, естественно, установить какое-либо негативное влияние таких “малых доз” на здоровье людей практически невозможно ни с помощью проведения эпидемиологических обследований, ни с помощью создания медико-дозиметрического регистра.

Отсутствует также и возможность выявления каких-либо генетических последствий как методом хромосомных аберраций (метод определения числа или структуры хромосом), так и мутаций в самих генах (точковый метод). При сравнении результатов обследования потомства первого и второго поколений (дети и внуки) облученных родителей и поколений контрольной группы родителей не установлено никаких достоверных различий [14]. Те, кто настаивает на возможности появления отклонений в третьем, четвертом и т. д. поколениях, забывают или просто не знают о восстановительных процессах, происходящих в живом организме после радиационного воздействия на него. После перенесенной лучевой болезни, как известно, восстанавливаются клетки костного мозга и периферической крови, рост волос. Более того, среди пострадавших от радиации не отмечено снижения продолжительности жизни.

“Противники” ядерной энергетики прилагают все силы к распространению различного рода мифов, а точнее, небылиц, о последствиях реализации Программы использования ядерно-взрывных технологий в мирных целях. Причем часто такая информация свидетельствует о непрофессионализме ее авторов в вопросах оценки последствий воздействия радиации на окружающую среду и население.

В последние годы в печатных изданиях появилось много информации о появлении так называемых “зон экологического бедствия” в районах проведения мирных ядерных взрывов. Причем это в основном статьи с “пугающими” читателей заголовками. Вот, например, названия некоторых статей в журнале “Нефть России” в 2002 г.: “Контуженная держава” (А. Сомов), “Взорваны и забыты. На Гежском месторождении вместо нефти скоро будут добывать радиоактивные отходы” (П. Бахарев, Н. Кирюхина, Ю. Шахиджанов), “Геология в погонах” (Н. Бондаренко) и др.

В настоящее время в России существуют достаточно большое количество различного рода общественных “экологических” организаций, в уставах которых одним из главных пунктов является борьба за запрещение использования ядерных технологий. Деятельность многих таких организаций финансируется зарубежными спонсорами, тем самым делая ликвидацию одной из важнейших жизнеобеспечивающих отраслей экономики, к тому же имеющей решающее оборонное значение для России, фактически платной услугой [75]. Антиядерную деятельность такие организации ведут активно и агрессивно, используя для этого все возможные средства массовой информации, включая и интернет. Особую активность проявляет так называемый “Социально-экологический союз”, одним из лидеров которого является господин А. Яблоков [75]. В программе этого союза отмечено (цитируется по официальному сайту):

“Глобальные цели кампании:

•  Остановить производство ядерной энергии, возмещая энергетические потребности за счет использования возобновляемых источников энергии…

•  Остановить производство ядерного оружия…

•  Остановить добычу, переработку и любое использование урана…

•  Вести человеческую цивилизацию к гармонии с природой…” .

Следует заметить, что ни одна из этих целей научно не обоснована и не подтверждена результатами многолетних мировых и российских исследований, направленных на изучение последствий использования ядерно-взрывных технологий как в военных, так и в народнохозяйственных и промышленных целях. Представители этого союза пытаются постоянным и несправедливым охаиванием отечественной атомной техники и энергетики нажить себе политический капитал.

Не исключено, что подобного рода “экологические” организации таким образом стараются “отрабатывать” средства, щедро выделяемые им различными зарубежными фондами, союзами и международными общественными движениями.

Вот какую оценку противникам использования ядерно-взрывных технологий в мирных целях дал один из создателей ядерного и термоядерного оружия Борис Васильевич Литвинов – великолепный человек и высококлассный специалист, внесший огромный вклад в разработку Программы мирного использования ядерных взрывов: “…Критика в адрес ядерщиков многим принесла ощутимые дивиденты. В прошлом году (имеется ввиду 1993 г.) на конференции Ядерного Общества в г. Нижнем Новгороде один канадец сказал, что сторонники антиядерных движений принесли вреда больше, чем радиоактивность. Другой, англичанин, выразился еще резче, что зеленые избрали объектом критики ядерную промышленность и ядерщиков для того, чтобы под прикрытием лживой заботы о людях создать для себя неиссякаемый источник обогащения.

Можно нигде не работать, ни за что не отвечать, не подвергаться никакой опасности, но критикуя тех, кто работает, кто подвергается реальной, а не выдуманной опасности, можно прекрасно устроить свою жизнь. Примеров верности этих слов можно привести множество, но подоплека всегда тщательно скрывается, а выпячивается то, что на самом деле не так уж и страшно или опасно… Печать постаралась, чтобы образ врага воплотился в злобного ядерщика, жадного и недобросовестного инженера, военного, ученого… Как убедить людей, что это – не одно и тоже: ядерное оружие и ядерное взрывное устройство для промышленных или научных целей? Как убедить людей в том, что настаивая на возможности, а порой и необходимости проведения ядерных взрывов, мы не оружие стараемся сохранить, мы стараемся сохранить наше умение делать ядерные взрывные устройства ля промышленных и научных целей?…

Давайте убеждать людей и политиков, которые на 99 % являются типичными обывателями, в очевидном: нельзя уничтожать умение специалистов создавать из страшных и ненужных вещей (ракетно-ядерного оружия) вещи необходимые и полезные (промышленное и научное применение взрывов ядерных устройств).” [76].

Конечно, необходимо уважать свободу слова и независимость журналистов, не следует призывать к запрещению деятельности каких-либо организаций или изданий, но нужно опровергать ту зачастую граничащую с бредовыми идеями ложь, которую они пытаются навязывать обществу [1]. Ведь распространяя различные слухи о вредном действии “малых доз” радиации, они наносят тем самым большой вред здоровью людей.

Вот что сказал по этому поводу в своей книге “Реальные жертвы Чернобыля” известный зарубежный радиобиолог Р. Бейт: …почти 5 миллионов людей в бывшем СССР пострадали от тяжелейшего психологического стресса, приведшего к психосоматическим заболеваниям. Самому сильному стрессу подверглись жившие в районах, где, по информации Правительства и средств массовой информации, существовала опасность для жизни.” [49].

Именно психосоматические расстройства оказывали негативное влияние на здоровье населения в районах выпадения радиоактивных продуктов ядерных взрывов. Такие расстройства вызываются не действием ионизирующих излучений, а мнительностью человека, его психосоматическим восприятием такого неординарного события, каким является ядерный взрыв. Радиофобия – так одним словом можно характеризовать возникновение психосоматических расстройств.

 

3.7. Радиофобия – фактор негативного влияния на здоровье населения.

Существенный и моральный, и материальный ущерб здоровью населения нашей страны наносит радиофобия. Для снижения степени ее влияния на психику человека необходимо среди всех слоев нашего общества проводить активную просветительскую работу, привлекая к этому и средства массовой информации, большинству представителей которых, к сожалению, присуще субъективное отношение к использованию ядерно-взрывных технологий.

В последние годы в средствах массовой информации и местного, и регионального и федерального уровней появилось очень много необоснованных, часто даже околонаучных сведений о вредном действии радиации в “малых дозах” на здоровье людей.

Подобное толкование последствий использования ядерно-взрывных технологий в промышленности свойственно большинству представителей всех средств массовой информации. И на телевидении, и в газетах, и в журналах, и даже в “научных” отчетах часто можно найти различного рода небылицы обо всех 124 мирных ядерных взрывах.

Для снижения накала радиофобии в стране, для правильного понимания последствий воздействия “малых доз” радиации на человека, а также для создания этических норм общения прессы и науки необходима активная просветительская работа среди всех слоев общества. Именно этой благородной цели служит принятое недавно Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации и Главного государственного инспектора по охране природы “Об использовании методологии оценки риска для управления качеством окружающей среды и здоровьем населения в Российской Федерации” [77].

Основной задачей данного Постановления в ходе его реализации является выявление, оценка и разработка наиболее эффективных мероприятий по устранению тех факторов риска, которые можно устранить, а также по минимизации до безопасного, приемлемого уровня тех факторов риска, которыми общество способно управлять. Методология оценки риска? связанного с воздействием на персонал и население факторов окружающей среды, должна включать в себя анализ физических, в том числе и радиационных факторов, химических соединений, загрязняющих атмосферный воздух, почву, водные бассейны, пищевые продукты, а также многочисленных биологических факторов (например, микробиологический риск), вредных и опасных факторов производственной сферы и трудового процесса (профессиональный риск). Создание методологии оценки риска следует рассматривать как один из основных процессов, составляющих системообразующие элементы социально-гигиенического мониторинга.

Особо следует отметить то, что при оценке последствий использования ядерно-взрывных технологий необходимо руководствоваться тем, что дозы облучения населения, проживающего вблизи объектов, созданных с помощью таких технологий, во все годы не превышали 50 мЗв (5 бэр). Поэтому, в соответствии с Концепцией 1995 г. [54], в большинстве регионов отсутствует необходимость в осуществлении каких-либо компенсационных и реабилитационных мероприятий. Однако это не исключает возможности проведения таких работ, которые будут способствовать повышению уровня радиационной безопасности на длительный срок. К таким работам следует отнести и ограждение территории промплощадки, и проведение мероприятий по снижению возможности миграции радионуклидов, и установка предупредительных знаков, и реабилитация части территории промплощадок, и др.

Не следует бояться воздействия радиации в “малых дозах”. Как известно, страх вызывает стресс, который сам по себе является серьезной болезнью. Представленные в работе [78] результаты детального анализа обстоятельств жизнедеятельности участников ликвидации аварии на ЧАЭС дали основание авторам утверждать, что “комплекс нерадиационных поражающих факторов, негативно влияющих на организм и психику ликвидаторов, весьма тяжел и по этому показателю ликвидаторы близки к участникам боевых действий.” И далее: “«Послезонные», действующие в настоящее время нерадиационные поражающие факторы имеют существенное и, весьма вероятно, преобладающее влияние на здоровье ликвидаторов. Такой вывод следует как из медицинских исследований здоровья ликвидаторов, так и из рассмотренных моделей.”

Авторы этой же работы [78] полагают, что сделанные ими выводы о влиянии различных факторов на здоровье ликвидаторов аварии на ЧАЭС могут быть вполне применимы и к жителям регионов, которые подвергались радиоактивным загрязнениям. Причем жители многих регионов, при гарантированно безопасных дозах облучения, могут длительное время болеть от воздействия целого ряда нерадиационных, негативно влияющих на здоровье людей факторов, в частности, антропогенных факторов, которые ухудшают санитарно-гигиеническое состояние окружающей среды.

Так, по имеющимся в литературе данным и по сообщениям средств массовой информации [74,77,79,80 и др.], значительный вклад в ухудшение здоровья населения вносит антропогенное загрязнение природной среды, а это приводит к тому, что качество окружающей среды перестает соответствовать санитарно-гигиеническим нормативам. Например, ревизоры Главного контрольного управления президента России обнаружили, что в 2002 г. в половине субъектов страны вообще не были разработаны программы санитарно-эпидемиологического благополучия региона, а в 47 субъектах, имеющих такие программы, финансирование их из года в год сокращается. Кстати, в таких регионах страны, как республики Башкортостан и Марий Эл, Кабардино-Балкария, Брянская, Ивановская и Магаданская области, Карякский, Ненецкий, Таймырский (Долгано-Ненецкий), Чукотский и Эвенкийский автономные округа средства на финансирование таких программ вообще не выделялись. Более чем в 50 субъектах Российской Федерации наиболее острой проблемой является проблема обезвреживания и переработки промышленных и бытовых отходов, которые представляют реальную угрозу здоровью населения. Почти половина источников централизованного водоснабжения не соответствует санитарным нормам. Ежегодно в поверхностные водные бассейны сбрасывается около 55 миллиардов куб. м сточных вод, из которых лишь 10 % проходят нормативную очистку.

Поэтому, естественно, легче всего наблюдаемое в настоящее время ухудшение здоровья населения в ряде регионов страны списать на мифический радиационный фактор, что, к большому сожалению, и делает большинство руководителей различных звеньев управления.

Все представленные выше данные позволяют констатировать, что стрессы, вызванные радиофобийными настроениями, следует считать социально-значимыми заболеваниями, а это, в свою очередь, ставит новые важные задачи перед современной отечественной медициной, которая в настоящее время переживает большие трудности. Причем основные трудности связаны с новыми жесткими экономическими условиями, в которые поставлена вся страна и, конечно, медицина в целом, особенно государственные медицинские учреждения. Поэтому, естественно, современному здравоохранению необходимо внедрять новые формы управления отраслью для решения задач, направленных на сохранение и укрепление общественного здоровья [10].

СВЕРХМОЩНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ В США И СССР КАК ПРОЯВЛЕНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ И ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ГОДЫ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

ХАРИТОН Ю.Б., САХАРОВ А.Д., ТРУТНЕВ Ю.А. И др. ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ РАЗРАБОТКИ И ИСПЫТАНИЯ СУПЕРБОМБЫ

ГОЛЛЕР Е.Э. ИЗМЕРЕНИЯ НА ПОЛИГОНЕ НОВАЯ ЗЕМЛЯ ПО МЕТОДИКАМ 2ИВ" И "КТ"

АДУШКИН В.В., ГАРНОВ В.В., ЦЫКАНОВСКИЙ В.И. МЕТОДЫ ОПТИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПОДЗЕМНЫХ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ (ПЯВ) НА ПОЛИГОНАХ

ЗОЛОТУХИН Г.Е. О СЕВЕРНОМ ПОЛИГОНЕ И ЯДЕРНОМ ОРУЖИИ

АДУШКИН В.В., ГАРНОВ В.В. УЧАСТИЕ СПЕЦСЕКТОРА ИХФ АН СССР В СОЗДАНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ И ПРОВЕДЕНИИ ЕГО ИСПЫТАНИЙ (1946 - 1963 ГОДЫ)

МАТУЩЕНКО А.М. И др. ЯДЕРНЫЙ ПОЛИГОН БЕЗ ГРИФА СЕКРЕТНОСТИ

ЧУМАЧЕНКО Г.С. БУДНИ И ПРАЗДНИКИ БЕЛУШЬЕЙ ГУБЫ

АДУШКИН В.В., ГОРБЕНКО Б.З., ОВСЯННИКОВ Г.А., РАЗОРЕНОВ А.А. О МЕТОДАХ ИЗМЕРЕНИЯ СВЕТОВОГО ИЗЛУЧЕНИЯ ВОЗДУШНОГО ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА

РАЗОРЕНОВ А.А. АВИАЦИОННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ВОЗДУШНОГО ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА

ГАЛСТЯН И.А., ГУСЬКОВА А.К., НАДЕЖИНА Н.М. НЕШТАТНАЯ РАДИАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

МОРОЗОВ Ю.М. КЛИМАТ ДОВЕРИЯ

АДУШКИН В.В., ХРИСТОФОРОВ Б.Д. ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ НА АКВАТОРИИ ГУБЫ ЧЕРНОЙ

ХРИСТОФОРОВ Б.Д. ПОДВОДНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ

Ядерные испытания и здоровье населения

В регионе имеются районы с повышенной опасностью ионизирующего облучения. К ним относятся: полоса Балтийско-Ладожского глинта (с выходом на поверхность диктионемовых сланцев), Медвежьегорский район Карелии (на большинстве обследованных рудников и шахт Карелии выявлены высокие значения эквивалентной равновесной объемной активности радона - до 2500 Бк/м3), две АЭС (Кольская и Ленинградская), бывший Новоземель-ский ядерный полигон (в 1957-1990 гг. проведено 132 взрыва: 87 воздушных, 3 подводных, 42 подземных), архипелаг Новая Земля