Радиологическая обстановка Подводные ядерные взрывы
Сверхмощные ядерные взрывы в В США

Детальный обзор радиологической ситуации приводит к очевидному заключению о масштабности проблемы. В результате анализа и оценки радиационной обстановки в СЗР можно сделать вывод, что этот регион характеризуется повышенным уровнем всех факторов радиационного риска, как природных, так и техногенных. В настоящее время отдельные территории Арктического региона относятся к числу экологически неблагоприятных.

Ядерные испытания в Арктике Оглавление

ГЛАВА 1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОЛИГОНА НА АРХИПЕЛАГЕ НОВАЯ ЗЕМЛЯ - НОВЫЙ ПЕРИД В ИСТОРИИ ЯДЕРНЫХ ИСПЫТАНИЙ В СССР

Новоземельский полигон, ставший после распада Советского Союза собственностью Российской Федерации со статусом ''Центральный испытательный полигон РФ'', в 2004 г. отметит свой полувековой юбилей. Созданный в сентябре 1954 г., то есть через 5 лет после осуществления на Семипалатинском полигоне 29.08.1949 г. первого ядерного испытания в СССР, он все эти годы честно несет свою вахту, хотя уже более 10 лет на его испытательных площадках тихо. Полигон ''молчит''. Последнее ядерное испытание на Новоземельском полигоне было проведено 24 октября 1990 г. еще в бытность Советского Союза. Этот полигон, после закрытия в августе 1991 г. Семипалатинского испытательного полигона, остался единственным действующим полигоном на территории бывшего СССР. Новоземельский полигон, как и Семипалатинский, внес огромный вклад в дело оснащения Вооруженных Сил СССР ядерным оружием. И хотя уже много лет на его территории не проводятся испытания этого грозного вида оружия, он готов возобновить их в любой момент, если это будет необходимо для обеспечения безопасности нашей Родины.

Создавался Новоземельский полигон специально для испытаний ядерного оружия в морских условиях. Необходимость строительства в СССР ''морского'' полигона был продиктована тем, что США почти сразу после проведения 16.07.1945 г. первого ядерного испытания в штате Нью-Мексико (взрыв был осуществлен на 30-метровой вышке) и применения атомных бомб по японским городам Хиросима (06.08.1945 г.) и Нагасаки (09.08.1945 г.) стали испытывать ядерное оружие в морских условиях. Уже 24.07.1946 г. США в лагуне атолла Бикини осуществили первый подводный ядерный взрыв мощностью 21 кт. Поэтому Советское правительство вынуждено было принять решение о создании не только ''сухопутного'' Семипалатинского полигона, но и такого, на котором можно было бы проводить ядерные испытания в морских условиях. А для этого необходимо было найти такой район в водных акваториях страны, географическое положение и геологические характеристики которого способны были бы обеспечить возможность безопасного проведения подводных испытаний.

 

1.1. Основные вехи в истории создания Новоземельского полигона

Политическое и военное руководство СССР, приняв решение о строительстве полигона на архипелаге Новая Земля, должно было решить еще один очень важный и сложный вопрос, а именно, где проводить испытания сверхмощных термоядерных зарядов. Первое испытание реального прототипа боевых термоядерных зарядов СССР мощностью 1600 кт, проведенное 22.11.1955 г. на Семипалатинском полигоне (а это был самый мощный взрыв на Семипалатинском полигоне), показало, что этот полигон из-за относительно близкого расположения к нему населенных пунктов (150-200 км) не может и не должен использоваться для ''подобных работ'', поскольку после взрыва поражающее действие воздушной ударной ядерной волны распространилось далеко за пределы территории полигона. Так, частичное разрушение остекления наблюдалось даже в г. Семипалатинске, расположенном на расстоянии 170 км от Опытного поля. Случаи разрушения остекления наблюдались в отдельных населенных пунктах, расположенных на одном из направлений распространения ударной волны на удалении до 350 км от эпицентра взрыва [1,2]. Поэтому одним из основных требований, предъявляемых при строительстве ''нового'' полигона, была его удаленность от населенных пунктов.

В истории создания и развития Новоземельского полигона, которая достаточно подробно представлена в работе [3], можно выделить несколько этапов, определяемых постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Во-первых, для проведения испытаний в морских условиях, как отмечено выше, постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 31.07.1954 г. № 1559-669сс был определен район испытаний с конкретными координатами на архипелаге Новая Земля и создан для этих целей морской научно-исследовательский полигон.

Во-вторых, на основании постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 17.03.1956 г. № 357-228сс для проведения воздушных испытаний ядерного оружия на морском испытательном полигоне его площадь была увеличена за счет расширения территории в северном направлении. Этим постановлением на архипелаге Новая Земля под полигон были отведены районы, ограниченные определенными географическими координатами точек, которые представлены в табл. 1.1.

В-третьих, по результатам испытаний, проведенных в 1955-1957 гг., был сделан вывод о возможности осуществления на Новоземельском полигоне всех видов ядерных взрывов различной мощности. Но для этого необходимо было отселить малочисленное гражданское население с островов Новая Земля. Поэтому Совет Министров СССР 27.07.1957 г. принимает постановление № 724-348сс, в котором были определены мероприятия по отселению жителей архипелага на большую Землю. Чуть более чем через полгода, а именно 05.03.1958 г., вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 258-126сс, в котором было отмечено, что за полигоном закрепляется статус Государственного Центрального полигона Министерства обороны СССР в установленных ранее границах (См. табл. 1.1.). В этом же 1958 году Исполнительный комитет Архангельского областного Совета народных депутатов оформил Государственный акт А-1 № 579002 на право бессрочного и бесплатного пользования землей для размещения Государственного Центрального полигона. Этот акт был подписан заместителем председателя Исполкома Архангельского областного Совета народных депутатов Козловым В. Ф. и главным инженером землеустройства Зубаткиным В. В.

Таблица 1.1. Географические координаты Новоземельского полигона [3]

№ точки
Широта
Долгота
№ точки
Широта
Долгота
1
70 о 20'
54 о 10'
6
75 о 11'
54 о 55'
2
71 о 33'
51 о 10'
7
76 о 24'
60 о 45'
3
72 о 00'
55 о 20'
8
75 о 28'
63 о 51'
4
70 о 56'
56 о 50'
9
74 о 13'
59 о 43'
5
72 о 44'
51 о 44'
10
72 о 39'
56 о 38'

Однако важно отметить, что и у политического, и у военного руководства СССР все еще оставались сомнения в возможности осуществления на Новоземельском полигоне сверхмощных воздушных ядерных взрывов с тротиловым эквивалентом до нескольких десятков мегатонн. Для решения этого важного вопроса в мае 1957 г. была создана представительная межведомственная комиссия из специалистов Минобороны СССР, Минсредмаша СССР, Академии наук СССР, Севморпути и Гидрометеослужбы СССР. Перед комиссией была поставлена сложная задача - в составе экспедиции путем облета на самолетах обследовать острова Северная Земля, Новосибирские острова, а также побережья моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря от бухты Тикси до устья реки Колымы и найти места, пригодные для проведения над ними сверхмощных воздушных ядерных взрывов [4]. Базой этой экспедиции был аэродром в Тикси.

Места возможного проведения таких ядерных испытаний должны были соответствовать определенным требованиям, а именно:

•  доставка термоядерных зарядов в район испытаний должна была осуществляться самолетом-носителем, сопровождаемым самолетом-лабораторией, с помощью которого дистанционным способом регистрировались бы физические процессы, происходящие во время взрыва, а также определялись бы тротиловый эквивалент и другие необходимые характеристики взрыва;

•  наземные службы, обеспечивающие проведение испытаний и регистрацию параметров взрыва в районе его эпицентра, должны были иметь предельно ограниченное количество личного состава и привлекаться только в период испытаний;

•  испытательная площадка должна была располагаться на расстоянии не менее 300-500 км от населенных пунктов и трасс Северного Морского пути;

•  доставка необходимого оборудования, приборов, материалов и других средств жизнеобеспечения наземных служб испытательной площадки должна была осуществляться в основном морским путем;

•  вблизи испытательной площадки должно было находиться такое место, на котором можно было бы оборудовать аэродром для базирования полярной транспортной авиации.

Из аэродрома Тикси члены комиссии совершали полеты на самолетах полярной авиации, поставленных на лыжи, т.к. в это время везде лежал снег. Снежный покров скрывал детали рельефа, поэтому иногда при пологих берегах трудно было отличить, где кончается море и начинается суша, и только крутые скалистые берега некоторых островов позволяли определять эту границу. Так, из-за снежного покрова и толстого слоя льда члены комиссии не смогли достоверно оценить состояние одного из заинтересовавших их участков суши, где совершил посадку самолет. Это была Земля Бунге - песчаный участок суши между островами Котельный и Фаддеевский, которые входят в состав Новосибирских островов, расположенных между морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем.

Таким образом, членам комиссии в процессе разведывательных полетов, осуществлявшихся зимой 1957-1958 гг., не удалось определить те районы на островах Северного Ледовитого океана, которые отвечали бы требованиям, позволяющим использовать эти районы для испытаний ядерных зарядов сверхбольшой мощности.

В Тикси по результатам работы комиссии, в состав которой входили Колесников С.Г., Федоров Е. К., Кучеров В. И., Алексеев В. В., Шевелев М. И., Шнирман Г. Л. и другие, был составлен акт, в котором указывалось на целесообразность проведения дополнительного обследования Земли Бунге в условиях арктического лета с целью окончательной оценки возможности размещения на этом песчаном участке суши испытательной площадки для проведения термоядерных испытаний.

Вскоре началась подготовка к летнему этапу разведки Заполярья. Были определены и заказаны наборы различных инструментов, а также необходимые для жизнеобеспечения имущество и оборудование, включая палатки, печки и два вездехода. Все это имущество затем было отправлено на ледоколе. Снова была сформирована комиссия во главе с генералом Колесниковым С. Г., заместителем которого был назначен В. И. Кучеров [5].

Вылет экспедиции приурочили к расчетному времени прибытия ледокола с грузом на полярную станцию Новосибирских островов... Шло время… И вот пришло известие о том, что ледокол надолго застрял во льдах. Неуклонно приближалось время наступления полярной ночи, поэтому было принято решение отправить группу исследователей в район Земли Бунге без специального снаряжения в расчете на помощь сотрудников полярной станции и командования местной войсковой части.

Неблагоприятная погода, отсутствие специального снаряжения, недостаток горючего, трудности передвижения и другие неблагоприятные факторы заставили членов комиссии принять решение о прекращении дальнейших работ по поиску испытательной площадки для осуществления сверхмощных ядерных взрывов в районе Земли Бунге и рекомендовать начать работы по оборудованию такой площадки на архипелаге Новая Земля... Лучшего места на относительно пустынном Севере найти не удалось.

Таким образом, Новоземельский полигон (''Объект-700''), который создавался специально для проведения испытаний ядерного оружия в морских условиях, приобрел статус полигона, предназначенного для осуществления различных видов ядерных взрывов. Началась подготовка полигона к проведению испытаний сверхмощного ядерного оружия в атмосфере. Размеры районов, отведенных под юрисдикцию Новоземельского полигона, представлены в табл. 1.2.

Таблица 1.2. Площади северной и южной частей полигона [6]

№ района
Зона полигона
Площадь, км 2
акватория
суша
всего
1
Северная часть (Площадка Д-9)
29801
40394
70195
2
Южная часть (Белушья Губа)
6174
14811
20985
ИТОГО
35975
55205
91180

Как отмечалось выше, постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 05.03.1958 г. № 258-126сс “Объект-700” был преобразован в Государственный Центральный полигон № 6 (6 ГЦП) Министерства обороны СССР для испытаний атомных зарядов. Однако в документах полигон продолжали именовать “Объект-700”. Кроме того, этим постановлением предписывалось в течение 1958-1961 гг. выполнить большой объем работ по расширению инфраструктуры территории полигона, а именно:

•  обустроить новые опытные поля в количестве, обеспечивающем потребность в проведении испытательных работ и, в первую очередь, работ, выполняемых по программе испытаний 1958 г. (намечено было провести 24 ядерных испытания мощностью от долей килотонны до трех мегатонн);

•  построить комплекс производственных и вспомогательных сооружений, необходимых для производства, сборки и регулировки ракет, самолетов-снарядов и торпед со специальными (ядерными) боевыми частями, а также для погрузки их на корабль;

•  построить жилые и казарменные городки, культурно-бытовые и хозяйственно-вспомогательные сооружения, обеспечивающие нормальные условия для расквартирования и жизнедеятельности личного состава полигона, а также прибывающего для участия в работах научно-технического персонала различных ведомств;

•  закончить в 1959 г. начатое в предыдущие годы строительство причалов, складов топлива, дизельных электростанций и инженерных сетей в основных населенных пунктах гарнизона - поселках Белушья Губа и Рогачево...

В заключение постановления было отмечено : “…утвердить мероприятия по обеспечению работ на “Объекте-700” Министерства обороны СССР, предусмотренных настоящим постановлением, согласно приложению…”

Первые работы по подготовке полигона к проведению на его территории подземных ядерных испытаний были начаты в 1959 г. Руководство Министерства обороны СССР предложило командованию полигона разработать и выдать проектной организации техническое задание на проектирование пяти штолен и жилого городка для горняков с комплексом производственных и бытовых сооружений [7,8].

Район заложения горных выработок и производства строительных работ был выбран на южном берегу пролива Маточкин Шар в соответствии с заключением авторитетной комиссии, которая подтвердила возможность удержания в толще грунта радиоактивных продуктов, образующихся после осуществления мощных подземных ядерных взрывов. В горах Моисеева было заложено пять штолен, проходку которых начали вести с одной промплощадки:

•  штольня ''Г'' первоначально предназначалась для “химического” взрыва 200 т амматола;

•  штольня ''Б'' - для взрыва калибровочного ядерного заряда с тротиловым эквивалентом около 1 кт;

•  три штольни (''А-1'', ''А-2'', ''А-3'') - для испытания опытных ядерных зарядов.

Для управления подрывом ядерных зарядов и запуска регистрирующей аппаратуры на высоте 132, расположенной на западном берегу реки Шумилиха, предполагалось оборудовать командный пункт автоматики (КПА).

С началом навигации 1960 г. на южном берегу пролива Маточкин Шар начались горнопроходческие работы. К маю 1961 г. была практически закончена проходка штольни ''Г'' длиной около 200 м, завершалась проходка штольни ''Б'' и был сделан большой задел в оборудовании штолен типа ''А''. Но выполнение намеченных планом строительных работ по подготовке штолен к проведению подземных ядерных испытаний пришлось приостановить. Связано это было с тем, что Правительство СССР приняло решение о продолжении работ по программе испытаний ядерного оружия в атмосфере. Все строительные работы были законсервированы. Командованию полигона было поручено провести работу по определению степени и последствий возможного воздействия на объекты Горной станции поражающих факторов воздушных ядерных взрывов различной мощности, осуществляемых в районе мыса Сухой Нос, и принять меры по сохранению этих объектов.

Однако в августе 1963 г., практически перед самым подписанием Договора о запрещении ядерных испытаний в трех средах, на Новоземельском полигоне были возобновлены строительные работы, началась конкретная подготовка территории полигона к проведению подземных испытаний.

Важное значение для создания нормальных условий в жизнедеятельности Новоземельского полигона имело обеспечение его служб метеорологической информацией. Связано это было не только с необходимостью постоянно иметь сведения об изменениях погодных и климатических условий в этом суровом крае, а с тем, и это главное, чтобы знать при каких условиях будет происходить формирование радиационной обстановки после подземных ядерных испытаний, поскольку при их проведении могли иметь место случаи выхода радиоактивных продуктов взрыва в атмосферу. Поэтому Совет Министров СССР распоряжением от 16.09.1975 г. обязал Гидрометеослужбу СССР, начиная с IV квартала 1975 г., представлять в Министерство обороны СССР по его заявкам и согласованным программам вместе с данными о метеообстановке также и прогнозы перемещения воздушных масс из района испытаний на 3 суток вперед. Кроме слежения за перемещением воздушных масс специалисты Гидрометеослужбы СССР совместно с представителями Минобороны СССР обязаны были проводит '' отбор проб и измерение активности в дальней зоне (на расстояниях 200 км и более от места взрыва) с помощью наземных и авиасредств в течение времени, устанавливаемого расчетами-прогнозами и заключениями по условиям проведения испытаний''.

В августе 1982 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 749-193 “О проведении в 1982-1985 гг. подземных ядерных взрывов, дальнейшем развитии и совершенствовании научно-экспериментальных работ, производственной и испытательной базы Объектов 905 (Семипалатинский полигон) и 700 (Новоземельский полигон)”. Это, по существу, было одно из последних постановлений, подготовленных в период существования СССР, об организации и проведении подземных ядерных испытаний. А через 10 лет, уже после распада в 1991 г. Советского Союза, Президент Российской Федерации подписал 27.02.1992 г. Указ № 194 (Приложение 1.1.) “О полигоне на Новой Земле”. Этим Указом Новоземельский полигон получил статус Центрального полигона Российской Федерации (ЦП РФ) [3].

В 90-е годы 20 века и в первые годы 21 века Новоземельский полигон функционировал в полном соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 05.07.1993 г. № 1008, которым было предписано:

'' 1.Продлить срок действия моратория на ядерные испытания Российской Федерации, объявленного распоряжением Президента Российской Федерации от 26.10.1991 г. № 67-рп и продленного Указом Президента Российской Федерации от 19.10.1992 г. № 1267, до тех пор, пока такой мораторий, объявленный другими государствами, обладающими ядерным оружием, будет де-юре или де-факто соблюдаться ими.

2.Поручить Министерству иностранных дел Российской Федерации провести консультации с представителями других государств, обладающих ядерным оружием, в целях начала многосторонних переговоров по выработке договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.'' [3,8].

В эти же годы, начиная с 1995 г., российские специалисты на полигоне занимались, занимаются и в настоящее время, подготовкой и проведением неядерно-взрывных или гидродинамических (по американской технологии – ''подкритических'') экспериментов, что не является нарушением требований Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, ратифицированного Российской Федерацией 27.05.2000 г. [9]. Реализация с помощью таких экспериментов ''российской программы проверки работоспособности узлов и элементов конструкции штатных ядерных боеприпасов не выходит за рамки дозволенного'' и является необходимой для оценки безопасности ядерного арсенала нашей страны [10]. Основной целью первой серии неядерно-взрывных экспериментов на Центральном полигоне Российский Федерации, которая была осуществлена в декабре 1995 г. [11], являлось ''прямое подтверждение уровня безопасности эксплуатируемых и хранящихся боеприпасов, а также их надежности и возможности продления гарантийных сроков службы.''

Естественно, при проведении таких экспериментов принимались и принимаются все необходимые меры для сохранения и поддержания экологической обстановки, в том числе и радиационной, на том естественном (''нормальном'' фоновом) уровне, которым характеризуется территория полигона в течение последних 10 лет.

Следует отметить, что в период осуществления на Новоземельском полигоне полномасштабных ядерных испытаний большое внимание при организации и подготовке к проведению каждого из них уделялось правильности выбора испытательных площадок, что в значительной мере способствовало реализации требований, направленных на обеспечение безопасности участников испытаний и населения.

1.2. Характеристика зон проведения ядерных испытаний и опытных полей полигона

Выбор испытательных площадок определялся необходимостью решения тех конкретных задач, которые содержались в различных научных программах, реализуемых в ходе проведения ядерных испытаний, а также решения всех вопросов, связанных с изучением поражающих факторов различных взрывов (подводный, надводный, наземный, воздушный, подземный). При этом обязательно учитывались мощности взрывов или тротиловые эквиваленты (малый, средний, крупный и сверхкрупный калибры), а также способы доставки ядерных зарядов к целям (стационарное размещение в воде в подвешенном к судну состоянии, на вышке, пуск торпеды, крылатой или баллистической ракеты, сброс с самолета-носителя и др., а также в штольне или скважине). На полигоне использовались разные испытательные зоны и опытные поля (площадки), шифры и обозначения которых по разным причинам часто изменялись.

В период становления Новоземельского полигона в 1954-1958 гг. на его территории были сформированы три зоны, назначение которых было разное в едином комплексе проводимых на полигоне работ:

•  зона А - район губы Черная, где до подписания Московского Договора о запрещении ядерных испытаний в трех средах осуществлялись подводные, надводные, один наземный, а также воздушные взрывы малого и среднего калибров;

•  зона Б - район губы Белушья с административным и научным центром полигона поселком Белушья;

•  зона В - поселок Рогачево и аэродром, который мог принимать все типы самолетов.

После принятия решения о проведении термоядерных испытаний была сформирована Северная экспедиция № 7 для оборудования испытательной зоны с опытным полем на полуострове Сухой Нос (северный берег губы Митюшиха). Вокруг этой испытательной зоны, ''получившей'' индекс Д-2, на расстояниях около 3,5 от ее центра в весенне-летний период 1956 г. были сооружены три бронеказемата, в которых разместили регистрирующую аппаратуру. Эти сооружения успешно эксплуатировались при всех воздушных ядерных испытаниях, лишь одно из них было выведено из строя 23.10.1961 г. после воздушного ядерного взрыва мощностью 12,5 Мт . В трех точках вокруг опытного поля в зоне Д-2 на расстояниях до 14 км от центра поля были размещены оптические средства регистрации параметров взрыва с различных направлений. Одновременно велись работы по оборудованию опытного поля А-6, предназначавшегося для проведения наземных физических опытов, и опытного поля А-7 - для воздушных ядерных испытаний малого и среднего калибров.

В 1961 г. в районе губы Черная было оборудовано опытное поле А-8 с мишенной обстановкой для боевых стрельб оперативно-тактическими ракетами с ядерными зарядами [12,13]. Примерно в это же время в зоне Д-2 было оборудовано опытное поле, по расположенным на территории которого объектам можно было вести ракетные стрельбы с использованием тяжелых ракет стратегического назначения.

Условные обозначения (шифры или индексы) имели практически все строящиеся на полигоне объекты, в том числе и командный пункт автоматики, размещенный в прочных обвалованных бронеказематах на полуострове Панькова Земля, расположенном в районе губы Грибовая на расстоянии 90 км от центра испытательной зоны Д-2. На острове Митюшов был размещен ретранслятор, которому следовало выполнять роль “посредника” в случае слабого прохождения сигналов для запуска регистрирующей аппаратуры в этой зоне .

В 1960 г. в районе пролива Маточкин Шар для контроля за состоянием окружающей среды при проведении подземных ядерных взрывов в штольнях начала строиться Геофизическая станция (ГФС), которой был присвоен индекс Д-9, в последующем это стал поселок Северный. Свой индекс имела и площадка для проведения подземных ядерных взрывов в скважинах, которая располагалась в районе между губой Черная и губой Башмачная. Перечень и краткая характеристика основных опытных полей и площадок, предназначавшихся для проведения ядерных испытаний на Новоземельском полигоне, представлены в табл. 1.3.

Таблица 1.3. Перечень и краткая характеристика основных опытных полей и специальных площадок для проведения ядерных испытаний

Шифр поля или площадки
Краткая характеристика

1. Зона А - район губы Черная

А-6

Опытное поле для проведения “Физического опыта № 3” (ФО-3) на восточном берегу губы Черная. Ядерный взрыв мощностью 32 кт был проведен 07.09.1957 г. на вышке высотой 15 м в 100 м от уреза воды. Основная задача - изучение эффективности воздействия “жесткого” гамма-нейтронного излучения на объекты ВМФ и животных.

А-7

Опытное поле, на котором проводились воздушные испытания ядерных зарядов малого и среднего калибров.

Ю

Площадка для проведения подземных ядерных взрывов в скважинах.

Примечания.

1. О присвоении специальных шифров районам проведения подводных и надводных ядерных взрывов сведений нет.

2. При организации эвакуации личного состава, особенно в первые годы деятельности полигона, поселок Белушья Губа именовался площадкой “Б”, аэродром Рогачево - площадкой “В”. После принятия Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17.03.1956 г. № 357-228 о проведении испытаний термоядерного оружия было решено оборудовать дополнительно ряд опытных полей как на мысе Сухой Нос, так и на восточном берегу губы Черная.

2. Зона В - район поселка Северный на южном берегу пролива Маточкин Шар

Д-9

Место проведения подземных ядерных испытаний в штольнях. В начальный период испытаний это была площадка, где находилась Геофизическая станция (ГФС).

Д-11

Новая площадка возможного проведения подземных ядерных испытаний, предназначенная для освоения.

3. Зона С (ранее Д) - район проведения воздушных ядерных испытаний крупного и сверхкрупного калибров на мысе Сухой Нос

Д-1

Причал на берегу губы Митюшиха, где находились укрытия для транспортных средств, источники электроэнергии, запасы приборов, инструментов и др.

Д-2

Опытное поле для воздушных испытаний ядерных зарядов в “бомбовом режиме”, т.е. путем сброса боеприпаса с самолета-носителя.

Д-3

Опытное поле, которое готовилось для падения на него ядерных головных частей после пуска ракет. В последующем не использовалось.

Д-4

Остров Митюшов, на котором находился ретранслятор, используемый для передачи сигналов управления автоматикой опытного поля.

Д-8

Командный пункт управления (КПУ) в губе Грибовая, с которого осуществлялось управление исследовательской аппаратурой, расположенной на опытном поле Д-2.

 

Рис. 1.1 Схема расположения территории Новоземельского полигона. Показаны районы проведения подводных, надводных, наземного и подземных испытаний в скважинах (зона А); подземных испытаний в штольнях (зона В); воздушных взрывов в атмосфере (зона С).

 

На Новоземельском полигоне все полномасштабные ядерные испытания проводились на территориях трех его основных испытательных зон, схема расположения которых приведена на рис. 1.1:

•  зона А - район губы Черная, где в течение 1955-1962 гг. осуществлялись подводные, надводные, наземный и воздушные испытания ядерных зарядов малого и среднего калибров, а после 1963 г. были проведены шесть подземных ядерных испытаний в скважинах;

•  зона В - южный берег пролива Маточкин Шар, где в период с 1964 г. по 1990 г. осуществлялись подземные ядерные испытания в штольнях;

•  зона С -зона проведения в течение 1957-1962 гг. воздушных ядерных испытаний [14].

 

1.3. Краткие сведения о ядерных испытаниях

Как известно, формирование радиационной обстановки после проведении ядерных испытаний зависит, прежде всего, от вида и мощности взрыва, а также от метеоусловий в районе взрыва. Поэтому, чтобы оценить масштабы и степень радиоактивного загрязнения окружающей среды за весь период испытаний на Новоземельском полигоне, необходимо иметь сведения обо всех ядерных взрывах, осуществлявшихся на его территории.

Следует отметить, что за время активной деятельности Новоземельского полигона, продолжавшийся с 21.09.1955г. по 24.10.1990 г., на его территории было проведено 130 испытаний ядерного оружия [15]:

•  88 атмосферных ядерных взрывов (85 воздушных, один наземный 07.09.1957 г., 2 надводных 27.10.1961 г. и 22.08.1962 г.);

•  3 подводных 21.09.1955г., 10.10.1957г. и 23.10.1961г.;

•  39 подземных ядерных испытаний.

Распределение ядерных испытаний по годам приведено в табл. 1.4

 

Таблица 1.4. Количество ядерных испытаний, проведенных в разные годы на Новоземельском полигоне

А. Испытания в атмосфере и под водой

Годы
Количество
В том числе
Энерговы-
испытаний
воздушных
наземных
надводных
подвод-ных
деление, кт ТЭ
1955
1
0
0
0
1
3,5
1956
0
0
0
0
0
0
1957
4
2
1
0
1
4500
1958
24
24
0
0
0
16000
1959
0
0
0
0
0
0
1960
0
0
0
0
0
0
1961
26
24
0
1
1
86000
1962
36
35
0
1
0
133000
Всего
91
85
1
2
3
239532

Б. Подземные испытания

Годы
Количество
В том числе
Энерговыделе-
испытаний/взрывов
в штольне
в скважине
ние, кт ТЭ
1964
2/2
2/2
0
20
1965
0
0
0
0
1966
2/2
2/2
0
1400
1967
1/2
1/2
0
260
1968
1/3
1/3
0
330
1969
1/3
1/3
0
540
1970
1/3
1/3
0
2200
1971
1/4
1/4
0
2450
1972
2/5
1/4
1/1
1130
1973
3/6
1/4
2/2
7820
1974
2/6
1/5
1/1
3430
1975
4/16
2/13
2/3
4190
1976
2/6
2/6
0
140
1977
2/5
2/5
0
130
1978
2/13
2/13
0
240
1979
2/7
2/7
0
280
1980
1/7
1/7
0
130
1981
1/4
1/4
0
140
1982
1/4
1/4
0
80
1983
2/9
2/9
0
250
1984
2/5
2/5
0
110
1985
0
0
0
0
1986
0
0
0
0
1987
1/5
1/5
0
150
1988
2/8
2/8
0
220
1989
0
0
0
0
1990
1/8
1/8
0
70
Всего
39/133
33/126
6/7
25710
Итого
130/224
-
-
265242

 

Данные табл. 1.4 свидетельствуют о том, что суммарное энерговыделение в результате проведения всех ядерных испытаний на Новоземельском полигоне составило 265,3 Мт [16]. Энергия, эквивалентная взрыву примерно 240 Мт тринитротолуола (тротила), выделилась в период проведения в 1955-1962 гг. ядерных испытаний под водой и в атмосфере, включая и ядерный взрыв мощностью около 50 Мт, осуществленный 30.10.1961г. [14,20]. Тротиловый эквивалент всех подземных испытаний за период с 1964 г. по 1990 г. составил 26 Мт. Кстати, суммарное энерговыделение всех ядерных испытаний на Новоземельском полигоне (265,3 Мт), причем при значительно меньшем их количестве, было почти в 15 раз больше, чем на Семипалатинском (17,4 Мт) [17-19].

Интересные выводы были сделаны по результатам анализа деятельности Новоземельского и Семипалатинского полигонов в период проведения атмосферных ядерных испытаний:

•  во-первых, мощность единственного наземного взрыва, осуществленного на Новоземельском полигоне, была в 112 раз меньше суммарной мощности всех наземных ядерных испытаний, проведенных на Семипалатинском полигоне. Радиоактивное облако новоземельского наземного взрыва, осуществленного на вышке высотой 15 м на берегу губы Черная в 100 м от уреза воды, распространилось на юго-восток в направлении островов Вайгач-Амдерма-Ямал. После этого взрыва доза излучения на побережье материковой части суши не превышала 0,5 сЗв до полного распада продуктов деления, то есть была “допустимой” в соответствии с санитарно-гигиеническими нормативами того времени;

•  во-вторых, что является очевидным и подтверждается имеющимися данными, суммарная мощность воздушных ядерных испытаний, проведенных на Новоземельском полигоне, была почти в 100 раз больше, чем на Семипалатинском полигоне. Небольшие по мощности надводные и подводные ядерные взрывы, осуществленные на акватории губы Черной, практически не внесли никакого вклада в радиоактивное загрязнение материковой части суши;

•  в-третьих, что очень важно, у большинства мощных воздушных взрывов, осуществленных на Новой Земле, был весьма большой коэффициент термоядерности (до 97%), что значительно снижало “наработку” при взрывах наиболее опасных в биологическом отношении продуктов деления (цезий-137, стронций-90 и др.).

После заключения в 1963 г. ''Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой'' лишь Франция и Китай продолжали проводить атмосферные ядерные испытания. Мощность всех ядерных взрывов, осуществленных ядерными державами в атмосфере, составила 545 Мт [20,21] при суммарной мощности по делению около 217 Мт (40%), что привело в конечном итоге к выбросу в окружающую среду около 26 МКи (9,6 10 17 Бк) цезия-137 - основного долгоживущего дозообразующего гамма-излучающего радионуклида [22]. Суммарная “наработка” стронция-90 составила 20 МКи (6,04 10 17 Бк). Выпадение этих радионуклидов на поверхность земли создало максимальную плотность загрязнения (пояс 40-50 0 северной широты) цезием-137 до 140 мКи/км 2 (5,2 10 3 Бк/м 2 ) и стронцием-90 до 89 мКи/км 2 (3,3 10 3 Бк/м 2 ).

После 1966 г. стала наблюдаться стабилизация уровня загрязнения почвы цезием-137 и стронцием-90 и даже тенденция к снижению этого уровня за счет их радиоактивного распада, заглубления в почву и смыва с почвенного покрова в реки, моря и океаны.

Максимальные выпадения радиоактивных веществ на поверхность земли происходили в весенне-летний период, причем на территориях, расположенных в области средних широт. Кстати, на территориях в этих же широтах весенний максимум радиоактивных выпадений был выражен более четко, чем на территориях, находящихся в области высоких широт. Неравномерность распределения радиоактивных выпадений на поверхность земли обусловливалась географическим положением места проведения испытаний конкретным государством, особенностями атмосферной циркуляции, а также количеством выпадающих осадков. Естественно, что более загрязненными были те районы, где выпадало больше атмосферных осадков [14].

…Новоземельский полигон, как и некоторые полигоны других ядерных держав, уже много лет молчит, соблюдая условия моратория на проведение ядерных испытаний и Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Деятельность этого полигона была направлена только на укрепление обороноспособности нашей Родины. Велика его роль в решении целого ряда важных вопросов, в частности:

•  Новоземельский полигон обеспечил возможность проведения ядерных испытаний в различных средах (на суше, в воде и в атмосфере) с минимально вредным воздействием на население;

•  испытания на этом полигоне позволили изучить степень воздействия всех факторов различных видов ядерных взрывов на самые разнообразные виды вооружения и военной техники, в том числе на корабли, подводные лодки, причальные и фортификационные сооружения и т.п.

•  отчуждение значительной территории под ядерный полигон не оказало отрицательного влияния на хозяйственно-экономическую деятельность страны.

Важно отметить, что Новоземельский полигон достаточно полно удовлетворял всем тем требованиям безопасности, которые необходимо было соблюдать при проведении сверхмощных термоядерных взрывов. Выполнение этих требований способствовало тому, что параметры радиационной обстановки на территории полигона, а тем более за его пределами в период проведения испытаний практически не превышали установленные нормативы. Об этом свидетельствуют данные, приведенные в следующих главах.

СВЕРХМОЩНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ В США И СССР КАК ПРОЯВЛЕНИЕ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ И ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В ГОДЫ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

ХАРИТОН Ю.Б., САХАРОВ А.Д., ТРУТНЕВ Ю.А. И др. ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ РАЗРАБОТКИ И ИСПЫТАНИЯ СУПЕРБОМБЫ

ГОЛЛЕР Е.Э. ИЗМЕРЕНИЯ НА ПОЛИГОНЕ НОВАЯ ЗЕМЛЯ ПО МЕТОДИКАМ 2ИВ" И "КТ"

АДУШКИН В.В., ГАРНОВ В.В., ЦЫКАНОВСКИЙ В.И. МЕТОДЫ ОПТИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПОДЗЕМНЫХ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ (ПЯВ) НА ПОЛИГОНАХ

ЗОЛОТУХИН Г.Е. О СЕВЕРНОМ ПОЛИГОНЕ И ЯДЕРНОМ ОРУЖИИ

АДУШКИН В.В., ГАРНОВ В.В. УЧАСТИЕ СПЕЦСЕКТОРА ИХФ АН СССР В СОЗДАНИИ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ И ПРОВЕДЕНИИ ЕГО ИСПЫТАНИЙ (1946 - 1963 ГОДЫ)

МАТУЩЕНКО А.М. И др. ЯДЕРНЫЙ ПОЛИГОН БЕЗ ГРИФА СЕКРЕТНОСТИ

ЧУМАЧЕНКО Г.С. БУДНИ И ПРАЗДНИКИ БЕЛУШЬЕЙ ГУБЫ

АДУШКИН В.В., ГОРБЕНКО Б.З., ОВСЯННИКОВ Г.А., РАЗОРЕНОВ А.А. О МЕТОДАХ ИЗМЕРЕНИЯ СВЕТОВОГО ИЗЛУЧЕНИЯ ВОЗДУШНОГО ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА

РАЗОРЕНОВ А.А. АВИАЦИОННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ВОЗДУШНОГО ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА

ГАЛСТЯН И.А., ГУСЬКОВА А.К., НАДЕЖИНА Н.М. НЕШТАТНАЯ РАДИАЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

МОРОЗОВ Ю.М. КЛИМАТ ДОВЕРИЯ

АДУШКИН В.В., ХРИСТОФОРОВ Б.Д. ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ НА АКВАТОРИИ ГУБЫ ЧЕРНОЙ

ХРИСТОФОРОВ Б.Д. ПОДВОДНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ВЗРЫВЫ

Ядерные испытания и здоровье населения

В регионе имеются районы с повышенной опасностью ионизирующего облучения. К ним относятся: полоса Балтийско-Ладожского глинта (с выходом на поверхность диктионемовых сланцев), Медвежьегорский район Карелии (на большинстве обследованных рудников и шахт Карелии выявлены высокие значения эквивалентной равновесной объемной активности радона - до 2500 Бк/м3), две АЭС (Кольская и Ленинградская), бывший Новоземель-ский ядерный полигон (в 1957-1990 гг. проведено 132 взрыва: 87 воздушных, 3 подводных, 42 подземных), архипелаг Новая Земля