Воспоминания ветеранов Пролив Маточкин Шар суровые условия Новой Земли Адмирал флота Горшков

В Уральском регионе работает пока одна атомная электростанция – Белоярская, расположенная в 80 км к востоку от г. Екатеринбурга. По заключению экологов (Куликов, Молчанова) она является безопасной для окружающей среды. Однако, загрязненная радионуклидами вода не раз попадала в р. Пышму, которая относится к бассейну р. Оби, а длительный сброс загрязненных вод в Ольховское болото привел к серьезному загрязнению его радиоактивными веществами. Ольховское болото, где местный радиационный фон превышает 1000 мкР/ч, служит теперь экспериментальной площадкой для уральских радиоэкологов.

Ядерные испытания в Арктике Оглавление

Весенняя рыбалка на озере Нехватова

капитан I ранга Е. М. Ломовцев

В конце мая установилась хорошая погода. Солнце светило круглосуточно. Снег активно таял, образуя ручейки воды. Мне поз­вонил товарищ - начальник службы аэродрома. Он получил новый ГТС (гусеничный транспортер средний) и пригласил меня на рыбалку на озеро Нехватова. Нам было известно, что особенно активен клев гольца по первой талой воде, поступающей в озеро. Я согласился. Выехали в пятницу вечером.

Озеро Нехватова состояло из трех озер, соединен­ных протоками между собой и с морем. Находилось оно в 60 километрах от поселка. Ехали по льду вдоль берега на большой скорости, пере­секая отдельные трещины. В одном заливчике обнаружили с десяток нерп. Рядом с ними лежали малыши (белёк). Увидев нас, нерпы ушли в лунки под лед. Малыши остались лежать совершенно беззащит­ными, не двигаясь. Мы подъехали к лежбищу посмотреть. Детеныши были совсем малыми. Нерпы постоянно высовывались из лунок. Вот даль­няя нерпа вылезла и подползла к малышу. На глазах у нее были сле­зы. Главный враг нерпы - большой медведь. Мы объехали лежбище, но сле­дов медведя не заметили и поехали дальше.

Наш путь лежал к третьему озеру, которое лежало среди гор. По расчетам первые талые воды должны появится на нем. На берегу озера стоял рыбацкий домик с буржуйкой. Уголь и дрова мы привезли с собой. Было 2 часа ночи. В домике был полный порядок. Николай Андреевич решил отдох­нуть до пяти утра. Я же попросил подбросить меня к месту, где летом из каньона вытекал большой ручей. И не ошибся - прибрежный снег был мокрым. Я был в утепленных резиновых сапогах и вышел на лед. Под снегом была вода. Выбрав место, я начал бурить лунку. Подо льдом глубина была три метра. Вода с шумом уходила в лунку. Пос­тавив на леску любимую блесну "Сестренку", стал облавливать лун­ку. Первый час не принес успеха. Я верил, что на свежую воду дол­жен подойти голец.

И вот первая поклевка. Я вытащил гольца на два килограмма. Потом еще трех. Продолжая ловить дальше, я чувствовал, как он ходит и легонько дергает блесну, но подсечь его не мог. И вдруг удар! Я почувствовал, что на крючок сел крупный голец. С трудом за­вел его в лунку и вытащил. Это был экземпляр килограмма на четы­ре. Только снова опустил блесну и опять удар - вытащил гольца то­же на четыре килограмма. Тут клев прекратился. Собрав рыбу в рюкзак, пошел к домику. Нужно было отдохнуть хотя бы час.

Зарыв рюк­зак в снег, вошел в домик. Было тепло и уютно. Все спали, на бур­жуйке стоял чайник. Я с удовольствием выпил кружку крепко заваренного чая и лег на нары. Заснул мгновенно. В пять часов меня разбудил Николай Андреевич. Стол был уже накрыт, и он, конечно, спросил: "Ну, как?" Я принес рюкзак с гольцами. Моя удача обрадовала всех. Завтрак был быстро закончен. Но оказалось, что большинство рыба­ков имели меховые кожаные сапоги на молнии. У Николая Андреевича были резиновые. Подъезжая к своей лунке, я заметил, что воды зна­чительно прибавилось. Видимо она подходила с гор под снегом. Лунка под действием стекающей воды увеличилась до сорока санти­метров, образовав скользкую воронку.

Вместе с Николаем Андреевичем вышли из ГТС в двух метрах от воронки и стали бросать блесну в поток воды, который уходил под лед. Около часа клева не было. Вдруг Николай Андреевич как-то дернулся и откинулся на спину прямо в жижу снега и воды. В руках он держал удочку с натянутой леской. Своим падением он приостановил свое движение к лунке. Но голец продолжал его дергать. В два прыжка я оказался рядом, схватил его за воротник и оттащил от лунки. Помог подняться и вытащить гольца. Это был красавец. Еще не при­дя в себя, Николай Андреевич достал весы. Голец весил без малого шесть килограмм.

Водитель ГТС заметив, что у нас что-то случилось, на полном ходу помчался к нам. Вдвоем мы помогли Николаю Анд­реевичу подняться на ГТС. С него текла вода, но внутрь одежды она не попа­ла. И он остался рыбачить. Мы отошли подальше от берега, где тоже под снегом была вода. Пробурили лунки. После первых забро­сов начался клев. Ловился голец до полутора килограмм. Когда поймали по десятку гольцов, клев прекратился. Мы решили попробовать лови­ть на глубине и пошли к середине озера. Пробурили лунки. Опустив блесну, я сразу почувствовал поклевку. Но не подсек. Продолжая ловить, я видел, как Николай Андреевич вытащил гольца около че­тырех килограмм. В это время голец схватил мою блесну. С больши­ми усилиями завел его в лунку и вытащил. Он тоже был около четы­рех килограмм. Опустил в лунку блесну и снова поклевка. Вытащил гольца на лед и тоже крупного. Товарищу также сопутствовала удача.

Неожиданно клев снова прекратился. Николай Андреевич стал мерзнуть - сказы­валось утреннее купание. Был уже вечер. Я предложил поехать к домику, сварить уху и отдохнуть. Погода стала портиться: потянул холодный ветерок, небо закрыло тучами. Николай Андреевич дал зе­леную ракету. ГТС с рыбаками подъехала к нам. У всех был хороший улов. Но крупных экземпляров, как у нас, у них не было. Посовещавшись, решили оста­вить рыбаков.

Мы с Николаем Андреевичем поехали к домику, где раскочегарили буржуйку и стали готовить уху. Товарищ мой переоделся в сухую одежду, мокрую повесил сушиться. Через 2 часа уха была го­това. Накрыли на стол. На середину я поставил спиртное. Ибо какая же уха без бутылки! Вышел из домика, дал красную ракету. Суп готов! Рыбаки быстро приехали и сели за стол. Оставшись на нашем месте, они поймали крупных гольцов. Все были довольны.

Уха была прекрас­ной. В домике было тепло, от раскрасневшейся буржуйки шел жар. Николай Андреевич решил выйти на связь с диспетчером аэродрома. По раз­говору было заметно, что сообщение, которое он получил, его огор­чило. С Карской стороны островов надвигался шторм с пургой и понижением тем­пературы. Диспетчер рекомендовал срочно возвращаться. Вдвоем мы вы­шли из домика. Холодный ветер усиливался, мела поземка, шел снежок. Решили не рисковать и возвращаться, ветер был попутный.

Дорогу решили сократить по берегу, где нужно было переехать один каньон, по ко­торому летом вытекала к морю речка из озера "Тайное". Зимой кань­он забивало снегом, ветры уплотняли его так, что ГТС свободно переезжали по нему. До каньона доехали быстро, а когда до края оставалось метров двадцать, из него вышло стадо оленей. Увидев ГТС, они бро­сились назад. Из каньона послышалось глухое падение. ГТС остановился на самом краю каньона. На середине каньона образовался провал длиной метров двадцать пять, шириной метров пятнадцать и глу­биной метров десять. Глубина каньона в этом месте была метров пятнадцать. Примерно неделю стояла теплая погода, снег подтаял, внизу под снегом образовались талые воды, которые обеспечили таяние нижних слоев снега, образуя арочный мост из верхних слоев. По следам оленей было видно, что они уже переходили каньон с про­тивоположной стороны, но шли спокойно. Увидев ГТС, они испуга­лись и прыжками пошли обратно, что и привело к обвалу.

Олени провалились вниз, а сверху их засыпало снегом. Мы, потрясенные, стояли на месте гибели оленей. Из-под снега не доносилось ни звука. И каждый думал: "А если бы не олени, то здесь могла быть наша мо­гила". Пурга усиливалась и мы поехали вдоль каньона к берегу. Внизу, где он кончался, пересекли его и устремились к дому. Вскоре вышли на лед и по старому следу переехали залив.

Пурга мощно бушевала три дня и уже не верилось, что у нас была рыбалка по первой весенней воде.

22 апреля 2002 года

ВОСПОМИНАНИЯ НОВОЗЕМЕЛЬЦЕВ

МИХАЙЛОВ В.Н. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ПАСЕЦКИЙ В.М. из книги "ПЕРВООТКРЫВАТЕЛИ НОВОЙ ЗЕМЛИ"

СЕРГЕЕВ Н.Д., БАРКОВСКИЙ Е.Н. и др. РОЖДЕНИЕ ПОЛИГОНА

МИХАЙЛОВ В.Н. ЯДЕРНЫЙ ПОЛИГОН НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

КАУРОВ Г.А. О ЯДЕРНОМ ИСПЫТАНИИ И "ПРОИСКАХ ИМПЕРИАЛИСТОВ"

КАУРОВ Г.А. ТРУД ИСПЫТАТЕЛЕЙ НИКОГДА НЕ БЫВАЕТ ЛЕГКИМ И БЕЗОПАСНЫМ

КАУРОВ Г.А. МЕГАТОННАЯ "ЗАТАЙКА"

КИСЕЛЕВ В.М. ДВАЖДЫ НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

ЗОЛОТУХИН Г.Е. НОВАЯ ЗЕМЛЯ: САМЫЙ СЕВЕРНЫЙ ПОЛИГОН

КУДРЯВЦЕВ Г.Г. ВОСПОМИНАНИЯ О НОВОЙ ЗЕМЛЕ

УСПЕНСКИЙ С.М. НОВАЯ ЗЕМЛЯ СЕГОДНЯ

ХАХИН Г.В. СОХРАНИТЬ ПРИРОДУ НОВОЙ ЗЕМЛИ ПОТОМКАМ

КОВАЛЮКОВ А.К. ИНЖЕНЕРНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

ТИМОФЕЕВ В.А. К 50-ЛЕТИЮ НОВОЗЕМЕЛЬСКОГО ПОЛИГОНА

ГАРНОВ В.В. ТРИДЦАТЬ СУТОК НА ЭСМИНЦЕ "ОСТОРОЖНЫЙ" У БЕРЕГОВ НОВОЙ ЗЕМЛИ

ЛОМОВЦЕВ Е.М. НЕШТАТНЫЕ СИТУАЦИИ

Авиационные крылатые ракеты

В Свердловской и Челябинской областях дислоцируется значи­тельное количество предприятий ядерного комплекса. В прошлом это закрытые города («почтовые ящики»). Ныне они обрели новые названия. Вот их неполный перечень: г. Озерск (бывший Челябинск-40, где размещается ПО «Маяк»), г. Снежинск (бывший Челябинск-70), г. Новоуральск (бывший Свердловск-44), г. Лесной (бывший Свердловск-45), г. Трехгорный (бывший Златоуст-26). В Челябинской области с пятидесятых годов XX столетия работает мощный ядерный центр, известный как ПО «Маяк», который явился главным виновником загрязнения радионуклидами территории Сред­него и Южного Урала и прилегающих областей Западной Сибири, поскольку на этом предприятии неоднократно случались аварии с крупными выбросами радионуклидов в атмосферу и водные артерии.