Воспоминания ветеранов Пролив Маточкин Шар суровые условия Новой Земли Адмирал флота Горшков

Уральский регион акторы радиационного загрязнения в этом регионе столь же разнообразны, как и в центральной России. В Уральский регион вхо­дят с севера на юг: Республика Коми, Пермская, Свердловская, Челябинская и Оренбургская области, а также Башкирия. В 60-е–70-е годы в Пермской области произведено 8 подземных ядерных взрывов. Два из них на Осинском нефтяном месторождении для увеличения нефтеотдачи пластов, 5 взрывов в Красновишерском районе с той же целью и один взрыв в районе Печоро-Илычского заповедника – для создания канала Печора-Кама. В Коми АССР проведено 4 взрыва с целью сейсмического зондирования земной коры и мантии Земли.

Ядерные испытания в Арктике Оглавление

НОВАЯ ЗЕМЛЯ: САМЫЙ СЕВЕВРНЫЙ ПОЛИГОН

Существование ядерного полигона на Новой Земле – уже давно не секрет, хотя информации о нем «просачивается» в нашу печать крайне мало. Как обстоят там дела, как влияют испытания атомного оружия на экологическую обстановку Крайнего Севера, на здоровье проживающих там людей – на эти и другие вопросы нашего корреспондента ( От редакции : В. Литовкин, газета “Известия”, 02.05.1990 г.) отвечает лауреат Государственной премии СССР, начальник одного из управлений Военно-Морского Флота вице-адмирал Г.Е. Золотухин .

 

- Геннадий Евпатьевич, что представляет собой самый северный полигон страны, какова история его создания? Таких сведений нет ни в одном справочнике...

- До недавнего времени подобная информация составляла государственную и военную тайну, и оглашение её, мягко говоря, не предусматривалось... Так вот создан полигон решением Совета Министров СССР в июле 1954 года. Не надо напоминать сложную обстановку тех лет: разгар «холодной войны», политика устрашения и навязанная ею гонка вооружений. У нас стали создавать ракетно-ядерное оружие. Для его испытаний, совершенствования, «доводки» и предназначался полигон на Новой Земле.

Его размеры: 750 километров в длину и 150 в ширину. Он занимает 90,2 тысячи квадратных километров, из них на сушу приходится 55 тысяч. Площадь всего архипелага, напомню, 83 тысячи квадратных километров. Северный остров представляет собой сплошной ледник, по площади – он самый большой в стране. Облик Южного определяет арктическая тундра.

Добавлю: острова были практически безлюдны, на сотни километров удалены от ближайших населенных пунктов. И район испытаний почти идеально соответствовал требуемым геофизическим, геологическим, метеорологическим и технико-экономическим показателям. Достаточно сказать, что и сегодня по розе ветров – параметру, крайне важному для испытателей, - он один из самых стабильных районов Арктики.

Расстояние от южных границ полигона до города Амдерма – 280 километров, до острова Вайгач, где в поселке Варнек проживают несколько десятков человек, – 180. А геологические структуры земель Северного полушария настолько своеобразны, что исключают даже малейшее сейсмическое воздействие на прилегающие районы.

- Вы говорили о безлюдности. Но на самой Новой Земле проживали ненцы, там базировались корабли Северного флота... Как утверждают некоторые специалисты, острова эти богаты полезными ископаемыми...

- Давайте уточним. Что касается ненцев, то к 1954 году в становище Белушья Губа их проживало только 104 семьи, перекочевавших туда в разное время с Печоры. В связи с необходимостью создать ядерный полигон Советское правительство обратилось к Тыко Вылко с просьбой рассмотреть возможность об их переселении на материк, на родину отцов. На сходе островного Совета такое решение было принято.

Не база, а стоянка кораблей Северного флота появилась на архипелаге в годы войны. Она стала основой для создания поселка испытателей. А первые русские военные моряки побывали здесь еще в 1870 году на военных кораблях «Варяге» и «Жемчуге».

Промышленных запасов полезных ископаемых там нет. Не установлены они и на острове Колгуев. Есть небольшие залежи медной, цинковой и цинково-свинцовой руд на Вайгаче, но разработка их экономически нецелесообразна. Все это и стало дополнительным аргументом в пользу полигона.

Особенность его в том, что на первых этапах испытаний ядерного оружия были проведены мощные воздушные взрывы (их высота колебалась от 3 до 10 километров), а также небольшое количество подводных, надводных и наземных взрывов. Выбор высоты подрыва исключал высокие уровни заражения подстилающей поверхности. За прошедшие 30 лет после прекращения испытаний в трех средах уровни гамма-излучения за счет естественного распада находятся сейчас на уровне естественного радиационного фона Земли.

- Но испытания ядерного оружия, хотя и подземные, продолжаются. Где гарантия, что вследствие чьей-либо халатности или по другой причине не произойдет беды? Люди обеспокоены тем, что из-за полигона обострилась экологическая обстановка на Крайнем Севере. Вызваны ли такие опасения только отсутствием информации о реальной опасности проводимых на полигоне испытаний или действительно есть основания для беспокойства?

- Хочу прямо сказать: в таком беспокойстве есть и наша вина – секретность наложила на все свой отпечаток. Конечно, и сейчас полигон – не место для прогулок, но мы будем решительно поправлять положение, предоставлять людям достоверную информацию обо всем, что там происходит. Надеюсь, что наша с вами встреча – только первый шаг в этом направлении, за ним последуют и другие.

А в обострении экологической обстановки в Арктике полигон не виноват. Она – следствие техногенных фактов многосторонней и, надо честно признать, бесхозяйственной деятельности человека по освоению богатств Крайнего Севера. Тут «приложили руку» нефтяники, газовики, металлурги, шахтеры, геологи... Словом, многие ведомства. Сваливать все только на военных, на мой взгляд, не только несправедливо, но и не соответствует истине.

Что касается радиационной обстановки, то контроль ее состояния, как повседневный, так и во время испытаний, ведется с использованием специальных авиационных, морских и наземных высокочувствительных средств. И он далеко не узковедомственный. Помимо специальных служб полигона и Минобороны, его ведут и посты Госкомгидромета, Минздрава СССР, различных институтов Академии наук СССР.

В частности, в конце прошлого года над северо-западной территорией страны самолетом-лабораторией радиационно-экологического контроля проводилось экспертное изучение реальной фоновой радиационной обстановки по маршруту Архангельск – Нарьян-Мар – Вайгач – Новая Земля на высотах от 100 метров до 3 тысяч. Обследовалась также двадцатимильная зона островов со стороны Баренцева моря. В работе участвовали эксперты Минобороны, представители Центра общественной информации по атомной энергии и ученые Института физики АН Литовской ССР.

Опуская конкретные цифры – они доступны, - скажу: никаких аномалий по вине полигона в естественной экологической обстановке не выявлено. В заключении ученых прямо записано: полигон на Новой Земле в радиационном отношении не является экологически опасным.

Однако на его территории есть участки с повышенным уровнем ионизирующего излучения, около одного миллирентгена в час. Это те районы, где до 1963 года проводились наземные испытания. Они, конечно, закрыты. Туда, в санитарные зоны, никого не допускают.

В отдельных случаях при проведении подземных ядерных взрывов иногда наблюдался выход на поверхность радионуклидов инертных газов. Но их количество крайне незначительно и не оказывает серьезного влияния на окружающую среду.

А если говорить о гарантиях безопасности?... Боюсь, что ссылка на высокую профессиональную компетентность наших людей, тщательную всестороннюю подготовку и организацию работ, сегодня плохо убеждает. Все понимают: ядерный взрыв – потенциально опасный эксперимент. Может произойти всякое. Но приведу такой аргумент. Сам я провел на полигоне в общей сложности около пяти лет, мои коллеги по управлению – кто десять, а кто и больше. У некоторых там родились и выросли дети. Кстати, родильное отделение на архипелаге не простаивает. 17-20 ребятишек ежегодно появляются на свет в его стенах. У поселка испытателей своя школа-десятилетка, бассейн, клуб... Убежден, если бы здоровью людей там угрожала бы какая-то опасность, их туда ни за какие деньги нельзя было бы заманить. Впрочем, оклады у них не такие уж и высокие...

- И все же, Геннадий Евпатьевич, как совместить само существование ядерного полигона, проведение там военными испытаний с идеей безъядерной зоны на Севере Европы, которую выдвинуло наше правительство?

- Знаете, я бы разбил ваш вопрос на два самостоятельных. Первое. Ядерный полигон – учреждение, объект Министерства обороны. Юрисдикцию над ним, так уж сложилось исторически, осуществляют военные. Но ядерное оружие – собственность правительства страны. Проверка его, совершенствование, испытания – все это планируется правительством, проводится по его постановлениям. И не только с целью укрепления боеготовности, но и в интересах фундаментальных научных исследований. Те тончайшие физические процессы, которые происходят при ядерном взрыве, пока невозможно воссоздать никаким другим способом, как в условиях полигона. Не случайно на Новой Земле в свое время бывали и работали такие выдающиеся советские ученые-физики, как Ю. Израэль, Е. Негин, М. Садовский Е. Федоров, Г. Цырков и другие.

О безъядерной зоне. Мы полностью поддерживаем такое предложение. Готовы к его осуществлению, хотя это будет нам всем очень дорого стоить. Но, скажу откровенно, не все тут зависит от нас или крайне заинтересованных в этом стран Северной Европы. От проведения ядерных испытаний должны отказаться и другие государства. В частности, Соединенные Штаты Америки. Или, хотя бы согласиться с нами, свести их к предельному минимуму. По числу и мощности.

- А как сегодня обстоят дела на полигоне? Каковы его перспективы?

- Наш полигон «молчит» с 4 декабря 1988 года. Дальнейшая его судьба в руках Верховного Совета СССР и правительства, которые, по моему убеждению, не меньше военных обеспокоены сохранением боеготовности страны и ее Вооруженных Сил на соответствующем уровне. Дело за ними.

ПРЕДИСЛОВИЕ (МИХАЙЛОВ В.Н.)

ВВЕДЕНИЕ

ОТДЕЛ ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВМФ

СОЗДАНИЕ ПОЛИГОНА НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

ИСПЫТАНИЯ КОРАБЛЕЙ НА НОВОЗЕМЕЛЬСКОМ ПОЛИГОНЕ

АТОМНАЯ БОМБА В ТОРПЕДНОМ АППАРАТЕ

БОЕВЫЕ СТРЕЛЬБЫ С ЯДЕРНЫМИ ВЗРЫВАМИ

ИЗ ЗАПИСОК ВИЦЕ-АДМИРАЛА ВОЩИНИНА А.Н.

СХЕМА НОВОЗЕМЕЛЬСКОГО ЯДЕРНОГО ПОЛИГОНА (БИТКОВ В.Н.)

ПРИЛОЖЕНИЕ

Авиационные крылатые ракеты

Подземные ядерные взрывы проводились в Оренбургской области на границе с Казахстаном. Всего было 5 взрывов с целью создания подземных емкостей. Кроме того, в 1954 году в районе г. Тоцка проводилось испытание ядерного оружия в атмосфере, сопряженное с военными учениями. В Башкирии в 1965 году проведено 6 подземных ядерных взрывов, 4 из них – для дополнительного притока нефти на Грачевском месторождении и два взрыва – для захоронения промышленных стоков (недалеко от городов Стерлитамака и Салавата).