Испытание оперативно-тактической ракеты Новоземельского ядерного полигона подрыв ядерной торпеды баллистическая ракета испытание оперативно-тактической ракеты испытания авиационной крылатой ракеты

Дезактивация территории и система ограничений оказались очень эффективными. Уже в 1989 году у 95% жителей зоны жесткого контроля доза внутреннего облучения была меньше 2,5 мЗв/год, а в 1994 г. она опустилась до 1 мЗв/год. Однако, тщательно проводимый радиационный контроль производимой сельскохозяйственной продукции нередко показывает сверхнормативное загрязнение радио­нуклидами молока, мяса и корма для скота. Но на большинстве контролируемых территорий установлены темпы стабильного снижения уровней радиоактивного загрязнения, которые составляют около 3% в год. Это происходит за счет естественного распада радионуклидов, заглубления их под действием природных процессов и пере­распределения в почвенном слое за счет антропогенных факторов.

ЯДЕРНЫЙ ПОЛИГОН НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

Ну и, конечно, самые ответственные дни – установка испытательных устройств и диагностических датчиков. Не могу не сказать о проведении забивочных работ. Здесь, как и на предыдущих этапах, идет круглосуточная, напряженная работа, и особенно она тяжела ночью. Октябрь и ноябрь – самый сложный период для проведения забивочных работ. Подходящая погода, а вернее нужный циклон, очень редка в эту пору на арктических островах. Бетонный завод, что стоит на побережье пролива Маточки Шар примерно в десяти километрах от штолен, должен работать как часы, без перебоев. Иначе холод и зимняя дорога остановят забивочные работы, а это уже недопустимо в начиненной взрывными устройствами и диагностическими системами штольне. И следует поставить памятник за безотказность этому покосившемуся деревянному строению, напоминающему, скорее, трущобы старого Петербурга, да и слово «завод» к нему трудно применить.

Проверяя однажды в морозную зимнюю ночь ход забивочных работ, я увидел на перевале через завал от одного из подземных ядерных взрывов, когда сошла лавина в несколько миллионов кубометров мерзлого грунта, три стоящих самосвала с жидким бетоном. Срыв графика работ очень трудно наверстать, а подходящую синоптическую ситуацию в это время пропустить нельзя. Мы быстро подъехали к самосвалам. Все шестеро водителей-солдатиков, а они должны быть по двое в кабине, забились в одну из машин и рассказали нам, что дальше ехать нельзя: на капот головной машины садится рыжая девочка и танцует в отблесках звезд. Все ребята ее «видели». Эти чумазые и голодные ребятишки тряслись от страха и растерянности. Пришлось с трудом объехать их по обледенелой дороге, и тогда они поехали за нашей машиной к штольне. Ребята-водители устали от высокого ритма работы, и им нужен был отдых. Возвратясь в поселок, я поднял с постели поздно ночью их командира и попросил его сменить и накормить водителей. В эту пору проведения забивочных работ все тяжело, работа ведется, как правило, из последних возможностей человеческих сил. И велика ответственность, и велика цена возможной ошибки.

Никогда не забуду такой случай. Как обычно, мы готовили подземный ядерный взрыв. Шел 1981 год. Радиационная обстановка после взрыва была нормальной, и мы сняли все диагностические результаты регистрации процессов развития и протекания взрыва. После анализа обнаружили, что около половины данных информации нет. Вот это сюрприз! Чрезвычайное происшествие, так как обычно потери составляли мизерное количество. При анализе ситуации мой коллега-теоретик и товарищ спросил, а не мог ли кто топором разрубить кабели информационной системы, идущие из штольни к регистраторам, находящимся в трейлере на расстоянии сотни метров от входа в штольню. Я ответил, что сам лично делал последний осмотр и прошел по металлическим коробам, в которые укладываются обычно кабели от штольни к трейлерам. После этого последним покинул площадку с трейлерами. Все было в порядке.

Но до чего же прозорлив мозг теоретика! После тщательного рассмотрения результатов измерений всех групп мы вышли на «партизан». Оказывается, «подземные» моряки, так мы в шутку называли личный состав Военно-Морского Флота полигона, всегда работающий вместе с нами, в этом опыте в целях отработки методики локализации продуктов взрыва самостоятельно установили сотни дымовых морских шашек-бидонов между двумя бетонными гермостенками в штольне для создания дымом от них противодавления вытекающему потоку радиоактивных продуктов взрыва. Да вот промашка вышла, поджог шашек провели по дистанционной команде раньше времени. И вытекающий горячий дымовой газ от шашек стал плавить наши кабели еще до взрыва. Потом мы проверили это на микроэксперименте только с одной шашкой, и все подтвердилось.

Испытание оперативно-тактической ракеты

На территории, загрязненной радионуклидами в результате Чернобыльской катастрофы, были развернуты научные исследования сотен коллективов, среди которых крупнейшие научные центры России: НИИ радиационной гигиены, Институт биофизики, Медицинский радиологический научный центр РАМН, ВНИИ сельскохозяйственной радиологии и агроэкологии, Институт эволюционной экологии и морфологии животных, РНЦ «Курчатовский институт». На основе выполненных научных исследований выработаны многочисленные рекомендации, использующиеся при проведении мероприятий по преодолению последствий этой крупнейшей в мировой практике радиационной аварии.