Воспоминания ветеранов Пролив Маточкин Шар суровые условия Новой Земли Адмирал флота Горшков

Накопление радионуклидов пресноводными растениями Эксперименты показывают, что наиболее интенсивно накапливаются в водных растениях следующие элементы: фосфор, желе­зо, цинк, кобальт, иттрий, цирконий, ниобий, церий, ртуть. Несколько медленнее концентрируются в растениях сера, хром, кальций, стронций, рубидий, цезий. Особенно сильно накапливают стронций харовые водоросли. Коэффициенты накопления радионуклидов в растениях можно значительно снизить (на целый порядок), если внести в воду стабильные изотопы, имеющие с радиоизотопами геохимическое родство

Новая Земля вехи открытий и освоений

Экспедиция Бэра была важным шагом в исследовании Арктики. Ей по праву принадлежит создание первого научного представления о растительном мире Новой Земли. За шесть недель Бэру удалось собрать и исследовать 135 видов растений. Ученый одновременно дал научное описание млекопитающих, птиц, рыб и низших животных, обитающих в водах и на берегах Новой Земли. Он был удовлетворен тем, что собрал близ Новой Земли 70 видов беспозвоночных, в то время как английский полярный исследователь Скоресби привез со Шпицбергена 37 видов. В 1838 г. Бэр опубликовал исследование о растительности и климате Новой Земли, где растительный мир впервые «рассмотрен не только в статистическом состоянии, но и как динамическая совокупность растительных сообществ» (Трасс Х.Х., Интересы и труды К.Э.М. Бэра в области ботаники, Мат-лы науч. конф., посвящ. 175-летию со дня рождения К. Э. М. Бэра, Тарту, 1967, с. 21-22) .

Академия наук выразила Бэру «усердную признательность за столь успешное выполнение возложенного на него важного и многотрудного поручения». Непременный секретарь академии П.Н. Фус писал начальнику морского штаба Меньшикову «о глубокой признательности академии за прикомандирование к экспедиции столь опытного офицера, каков прапорщик корпуса флотских штурманов Циволька, коего знанию дела, знакомству с тамошним краем, неутомимому усердию и любви к наукам экспедиция наиболее обязана своим успехом». Циволька в награду получил годовой оклад жалованья и следующий офицерский чин.

Проведя научные исследования на Новой Земле, Бэр одним из первых попытался проследить влияние климатических условий на развитие животного и растительного мира сначала на этом острове, а затем на всем Русском Севере. Исследования Бэра, посвященные температур воздуха на 70° с.ш. и повторяемости гроз в полярных странах, явились важнейшим вкладом в изучение климатических особенностей западного района Арктики. Анализ наблюдений П.К. Пахтусова, А.К. Цивольки, С.А. Мои­сеева и собственных измерений во время экспедиции на Новую Землю в 1837 г. привел его к выдающемуся вы­воду о существовании замкнутого ледяного бассейна (ледяного массива), оказывающего большое влияние на климат и растительный мир восточной стороны этого гигантского острова, и о повышенной ледовитости Карского моря по сравнению с Баренцевым.

В 70-х годах прошлого столетия выводы Бэра подверглись критике со стороны зарубежных географов, и в частности Петермана и Гельвальда. В литературе стало бытовать суждение об ошибочности взглядов ученого, который якобы не сумел проникнуть в Карское море в 1837 г. и назвал его непроходимым.

Обратимся же к фактам. Прежде всего, напомним, что в 1837 г. Бэр, сопровождаемый поморами, проник в Карское море и, выйдя к восточному устью Маточкина Шара, был поражен не обилием льдов, а их совершенным отсутствием. В своем донесении в Академию наук он сообщал, что льды от восточных берегов Новой Земли были угнаны за горизонт западными штормовыми ветрами.

Как видно из новых документов, по возвращении из плавания 1837 г. Бэр вместе с Рейнеке, Циволькой, Купфером и Литке участвовал в обсуждении вопроса о снаряжении экспедиции для завершения описи Новой Земли, одной из задач которой являлось плавание Карским морем от мыса Желания к Маточкину Шару.

Одной из важнейших задач этой экспедиции Бэр считал выполнение физических наблюдений и просил Академию наук снабдить руководителя экспедиции Августа Цивольку «Метеорологией» Людвига Кемца и «Руководством для делания метеорологических наблюдений» Адольфа Купфера. Новоземельская экспедиция 1838 - 1839 гг. доставила первый проведенный на Русском Севере годич­ный цикл ежечасных метеорологических наблюдений, которые вошли в состав классических трудов по климатологии России и земного шара. Несмотря на неуспех попыток Новоземельской экспедиции подняться к мысу Желания, Бэр считал возможным достижение этого северного пункта острова и реальным плавание Карским морем. Об этом наглядно свидетельствует его проект научных исследований на Русском Севере. В 1840 г. он предложил отправить промышленное судно из Пустозерска к берегам Ямала, чтобы взять на борт остов мамонта, обнаруженный местными жителями у реки Юрибей.

«По своему положению Русское государство, - писал Бэр, - должно совершенно особое внимание уделять исследованию природы высоких широт Севера» (ЦГИА, ф. 735, оп. 2, д. 94, л.11). Он напо­минал, что слабая изученность полярных областей в кли­матическом и естественнонаучном отношении наносит ущерб интересам государства, престижу русской науки.

Что касается выводов Бэра о существовании замкнутого ледяного бассейна (Новоземельского ледяного массива) и о повышенной по сравнению с Баренцевым ледовитости Карского моря, то это были выдающиеся для своего времени научные предположения. Они основывались не на домыслах, а на точных, изумительно достоверных наблюдениях П.К. Пахтусова и А.К. Цивольки.

Спустя столетие советские ученые подтвердили правильность взглядов Бэра, установив существование Новоземельского ледяного массива, который даже для современных мощных судов остается грозным препятствием.

Авиационные крылатые ракеты

Дополнительным источником поступления радионуклидов в организм людей и домашнего скота являлся снег. Из-за недостатка воды в зимнее время жители этого района готовят ее из снега, который в эти годы был покрыт радиоактивной пылью. В первые годы после взрыва общая концентрация радионуклидов в молоке достигала 5000 Бк/л, а концентрация Cs-137 в конском мясе – 10800 Бк/кг. Концентрация Sr-90 в костях лошадей достигла максимума через 2 года, а затем постепенно стала приходить в норму. Постепенно радионуклиды уходили в глубокие горизонты поч­вы и экспозиционная доза на местности в 1967 году приблизилась к фоновой.