Ядерные испытания Технологии ядерных испытаний Ядерное разоружение Чернобыльская катастрофа Чернобыль как это было Тоцкие войсковые учения

В результате проведения научно-исследовательских работ установлено, что первый отечественный взрыв оказал наибольшее радиационное воздействие на население и радиоактивное загрязнение территории края. При ретроспективной реконструкции доз облучение радиоактивными продуктами, в основном, носило острый характер и формировалось за счет внешнего облучения. Расчеты произведены для облученной когорты населения, получившей дозы более 250 мЗв (среднее значение дозы - 800 мЗв). Кроме того, в результате испытания за счет радиоактивного йода значительному внутреннему облучению подверглась щитовидная железа.

Ядерные испытания в СССР Оглавление


ГЛАВА 4

ИСПЫТАНИЕ ПЕРВОЙ АТОМНОЙ БОМБЫ В СССР


4.4   ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ


В 8 часов 27 августа вблизи центральной башни в строгом соответствии с требованиями апробированных технологических инструкций и графика работ началась сборка боевого изделия.

Г.Н.Флеров, Д.П.Ширшов и А.И.Веретенников смонтировали на башне аппаратуру для проверки нейтронного фона заряда в последние минуты перед взрывом.

К.И.Щелкин в своем отчете, подготовленном на полигоне 13 сентября 1949 г., отмечал, что "...работа проходила в спокойной обстановке. Многим исполнителям, как выяснилось позже, казалось, что идет не боевой опыт, а готовится повторение генерального контрольного опыта".

Заряд из ВВ был доставлен из сборочного здания площадки "Н" накануне. 27 августа к концу дня на заряде была смонтирована и проверена система электрического инициирования. Оставалось поставить лишь одну розетку под капсюль-детонатор на съемный элемент заряда из ВВ, который устанавливался лишь после монтажа плутониевого заряда. Время этой операции еще не наступило: она будет проведена после установки плутониевого заряда.

Днем 28 августа подрывники провели последний полный осмотр башни, подготовили к подрыву автоматику и проверили подрывную кабельную линию. На башне была смонтирована контрольная аппаратура для дистанционной проверки нейтронного фона изделия в последние минуты перед подрывом.

В 16 часов в мастерскую у башни были доставлены плутониевый заряд и нейтронные запалы. Прибыл усиленный наряд охраны.

В ночь с 28 на 29 августа Ю.Б.Харитон и Н.Л.Духов с помощниками и в присутствии И.В.Курчатова, А.П.Завенягина, А.С.Александрова, П.М.Зернова собрали плутониевый заряд и нейтронный запал в специальной центральной части и вставили его в заряд ВВ. Окончательный монтаж заряда был завершен к 3 часам 29 августа под руководством А.Я.Мальского и В.И.Алферова.

Члены Специального комитета Л.П.Берия, М.Г.Первухин и В.А.Махнев контролировали ход заключительных операций. Они прибыли к башне примерно в 19 часов, а затем отправились на командный пункт. Около 12 часов ночи они вновь приехали на поле и присутствовали сначала на работах по подъему изделия на башню, а затем на командном пункте вплоть до взрыва.

В 4 часа утра 29 августа, получив разрешение Л.П.Берии и И.В.Курчатова на подъем заряда на башню, К.И.Щелкин отдал распоряжение о вывозе заряда из сборочной мастерской.

В 4 часа утра монтажники КБ-11 под руководством Д.А.Фишмана выкатили изделие из сборочной мастерской по рельсовому пути и установили его в клети грузового подъемника башни.

К этому же времени к башне после опечатывания системы автоматики и разъемов на подрывной линии прибыли подрывники К.И.Щелкин и С.Н.Матвеев с комплектом детонаторов, уложенных в небольшом чемодане.

Сильные порывы ветра вызывали опасение за работу пассажирского лифта. Однако было принято решение о подъеме на нем К.И.Щелкина и С.Н.Матвеева с капсюлями-детонаторами, а затем и А.П.Завенягина с А.С.Александровым.

Подъем людей прошел благополучно. После этого наверх была поднята и грузовая кабина с изделием в сопровождении П.М.Зернова.

Г.П.Ломинский с помощью техника А.А.Измайлова на лифте поднял заряд на верх башни.

В 5 часов все работники, за исключением К.И.Щелкина, С.Н.Матвеева, Г.П.Ломин-ского, А.П.Завенягина, А.С.Александрова и П.М.Зернова, покинули башню.

К 6 часам было завершено снаряжение заряда взрывателями и подключение его к подрывной схеме специалистами КБ-11 К.И.Щелкиным, Г.П.Ломинским и С.Н.Матвеевым в присутствии генералов А.П.Завенягина, А.С.Александрова и П.М.Зернова.

На высоте 30 м клеть была закреплена. В это же время была подключена аппаратура контроля нейтронного фона.

С опытного поля были эвакуированы все люди, кроме офицеров охраны Министерства Государственной безопасности.

Осмотр изделия, снаряжение его капсюлями, подключение к схеме подрыва и повторный осмотр заняли около часа и были завершены к 6.00. О ходе всех работ П.М.Зернов по телефону докладывал И.В.Курчатову.

Во избежание неприятностей с пассажирским лифтом, надежность работы которого гарантировалась при ветре не более 6 м/с, спуск с башни производился по лестнице. Замыкающими были А.П.Завенягин и К.И.Щелкин, который опломбировал вход на башню.

К.И.Щелкин писал в своем отчете: "Только после спуска участники операции увидели резкое ухудшение погоды. Низко над полем проносились рваные облака, затянувшие все небо. Накрапывал дождь. Резкие порывы ветра на глазах у находившихся на поле сорвали два привязанных к дереву аэростата для воздушных наблюдений".

После спуска людей с башни и опломбирования всех механизмов была снята охрана и началась эвакуация людей с поля.

На промежуточном пункте, в трех километрах от центра, С.Н.Матвеев в присутствии А.П.Завенягина и К.И.Щелкина включил разъем, соединив тем самым аппаратуру на башне с аппаратурой на командном пункте. Этой операцией закончились все работы на поле.

В 6 часов подрывники прибыли на командный пункт и доложили Л.П.Берии и И.В.Курчатову о полной готовности изделия к подрыву, а начальник полигона генерал С.Г.Колесников доложил о готовности полигона.

Генерал Г.О.Комаров, командовавший авиацией, доложил, что из-за резкого ухудшения погоды задерживается вылет самолета с фотоаппаратурой.

Приближающееся ненастье беспокоило руководителей опыта. Л.П.Берия, А.П.Завенягин, И.В.Курчатов вышли из командного пункта на открытое место в надежде увидеть прояснение. Но погода ухудшалась на глазах и И.В.Курчатов принимает решение о переносе взрыва с 8.00 на 7.00.

Генерал Бабкин снял часового у двери комнаты управления автоматикой подрыва, и К.И.Щелкин, С.Л.Давыдов, С.С.Чугунов, И.И.Денисов и С.Н.Матвеев вошли в помещение и закрыли дверь изнутри.

По проекту укрытия командного пункта имели амбразуры, обращенные на поле, через которые предполагалось наблюдать за развитием взрыва. Но в последние дни, по совету М.А.Садовского, для обеспечения гарантированной безопасности личного состава стену КП, обращенную к полю, решено было завалить землей до крыши, тем самым возможность наблюдения за взрывом была ликвидирована. Даже перископом с подводной лодки в одной из комнат КП запрещено было пользоваться для наблюдения за взрывом.

Все комнаты укрытия имели громкоговорители для связи с пультовой КП и часы обратного хода. Поэтому каждый мог слышать и видеть, сколько минут и секунд остается до часа "Ч".

Входные бронированные двери укрытий закрывались надежными сейфовыми замками. Весь личный состав отошел от стен и, встав посреди комнат, замер в ожидании того, что должно было вот-вот произойти, отсчитывая вместе с часами оставшиеся секунды.

В 6 часов 35 минут операторы включили питание системы автоматики. За 12 минут до взрыва был включен автомат поля.

За 20 секунд до взрыва оператор по команде начальника подрыва включил главный разъем (рубильник), соединяющий изделие с системой автоматики управления. С этого момента все операции выполняло автоматическое устройство. Последний и главный механизм автомата пришел в движение. Его функции: включить за 6 секунд до взрыва питание изделия и часть приборов поля, за 1 секунду включить все остальные приборы, выдать сигнал подрыва. Однако оставалась возможность одним движением руки по команде начальника остановить процесс. Причин для остановки не было.

Диктор (А.Я.Мальский) сообщал: Осталось - 10 секунд! Осталось - 5 секунд!

- 4!

- 3!

- 2!

- 1!

- 0!

После слова "ноль", ровно в 7 часов 29 августа 1949 года вся местность озарилась ослепительным светом, в электрических проводах раздался треск, и все стихло. Ослепительный свет ознаменовал, что СССР успешно завершил разработку и испытание первой атомной бомбы.

А вот как излагает этот исторический момент А.С.Александров в отчете об испытании первой атомной бомбы от 13.09.49 г. Отчет был подписан И.В.Курчатовым, А.П.Завенягиным, Ю.Б.Харитоном, М.Г.Мещеряковым, К.И.Щелкиным и М.Н.Садовским.

"Ровно в 7 часов, одновременно с третьим коротким сигналом автомата окрестности были озарены необычайно яркой вспышкой, и для всех стало очевидно, что атомный взрыв успешно осуществлен. Раздались возгласы: "Есть! Получилось! Вышло!" Не трудно представить состояние людей, в течение стольких лет готовившихся к испытанию принципиально нового вида оружия.

Секунд 20 двери командного пункта были закрыты. Несмотря на большое расстояние от центра поля, набежавшая через несколько секунд ударная волна сопровождалась мощным грохотом, в здании командного пункта были выбиты стекла, и некоторые из присутствующих были оглушены и чувствовали сильную боль в ушах. После прохождения фона с учетом статистических флуктуации было свидетельством сохранности одного из важнейших элементов "специзделия" - нейтронного запала до самого последнего момента перед подрывом. Сведения о нейтронном фоне Флеров сообщал руководству вслух каждые пять минут. Когда произошел взрыв, никто уже не обращал внимания на счетчик, а.Берия посмотрел на его показания и обнаружил, что последний раз вместо одного он зарегистрировал в обоих каналах сразу по 3-4 импульса. Он немедленно потребовал объяснений, что же случилось с нейтронным запалом? ГН ответил, что это, видимо, наводки на аппаратуру. И не ведал в тот момент никто из присутствующих, что здесь неожиданно произошла одна из первых регистрации электромагнитных явлений, сопровождающих ядерный взрыв.

В момент взрыва на месте центральной части появилось светящееся полушарие, размеры которого в 4-5 раз превышали размеры солнечного диска и яркость была в несколько раз больше солнечной. После первой вспышки наблюдавшие сняли очки и увидели большую огненную полусферу золотистого цвета, которая затем превратилась в большое бушующее пламя и в следующий момент сменилась быстро поднимавшимся столбом дыма и пыли ... "

Через 20 минут после взрыва к центру поля были направлены два танка, оборудованные свинцовой защитой, для проведения радиационной разведки и осмотра центра поля.

Разведкой было установлено, что все сооружения центра снесены. На месте центральной башни образовалась воронка диаметром 3 и глубиной 1,5 метра, радиоактивность превышала 50 тысяч микрорентген в секунду. Почва в центре поля оплавилась и образовалась сплошная корка шлака. Гражданские здания и промышленные сооружения были полностью или частично разрушены.

Как вспоминает В.И.Жучихин, вышедшие из командного пункта "...увидели картину ужасающих разрушений: окна и двери механической мастерской, склада оборудования, зданий ФАС и В.И.Жучихин ВИА были полностью выбиты и искорежены, кое-где на зданиях провалилась крыша. Финские домики приобрели неузнаваемый вид. При более близком рассмотрении стало ясно, что разрушения домиков имели такие масштабы, что о восстановлении не могло быть и речи. Руководители испытания, в их числе был и Берия Л.П. со своим телохранителем - полковником, вооруженным до зубов (хотя трудно было представить, от кого он должен был отстреливаться), выходя из командного пункта, обнимались и целовались, поздравляя друг друга с успехом.

На другой день, 30 августа 1949 года, состоялась поездка на опытное поле, где предстала страшная картина великого побоища".

Дозиметрическая служба оперативно сумела ограничить зоны опасной радиационной обстановки. Не более чем на 15 минут разрешалось заезжать в зону, ограниченную радиусом примерно 2 км от эпицентра. Но и с этого расстояния хорошо просматривалось все поле. Видны были самолеты, разрушенные пополам или лежащие вверх колесами, танки на боку со сбитыми башнями, пушки, у одной из которых лафет находился в одном месте, а ствол был воткнут казенником вверх в другом, превращенная в груду искореженного металла корабельная рубка и все десять сгоревших автомашин "Победа".

Железнодорожный и шоссейный мосты искорежены и отброшены на 20-30 м. Вагоны и автомашины, находившиеся на мостах, полуобгоревшими были разбросаны по степи на 50-80 м от места установки.

Жилые дома городского типа и цеховое здание были разрушены полностью.

Также полностью были разрушены щитовые и бревенчатые жилые дома, расположенные на расстоянии до 5 км от эпицентра.

Несколько опор ЛЭП было изуродовано и сорвано с мест крепления.

Создание ядерного оружия в СССР

Согласно Концепции реабилитации населения и нормализации экологической, санитарно-гигиенической, медико-биологической и социально экономической ситуации в населенных пунктах края, расположенных в зоне влияния ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне Государственной программы, утвержденной Постановлением Совета Министров Правительства РФ от 16.11.1993 № 1160 дозы облучения населения края по взрыву 29.08.1949 г. варьируют, согласно расчетам, от незначительных до значений, превышающих 200 сЗв.