Ядерные реакторы
РБМК 1000
Математика
Курсовые
Альтернативная энергетика
ВВЭР
Информатика
Черчение

Теплоэнергетика

Реактор БН
Сопромат
Электротехника
Ядерная физика
Ядерное оружие
Графика
Карта

Понятие красоты в средние века отличалось иерархичностью: абсолютная красота - вечное и истинно прекрасное, воплощение которой суть Бог; красота "небесная" и "земная" (при этом церковь уподоблялась "небу на земле"). Связь трёх уровней осуществлялась через понятие "духовной красоты", которая являлась высшей ценностью человека и позволяла ему постигать божественную красоту мира.

Образы Богородицы.

Рядом с образами Спаса с древнерусском искусстве по своему смыслу и значению, по тому месту, которое они занимают в сознании и в духовной жизни людей, стоят образы Богоматери - Девы Марии, от которой воплотился,  вочеловечился Спаситель, - образы его земной матери. И тверда у христиан вера, что став Владычицей мира, стала Богородица и неизменной заступницей людей: извечное материнское сострадание обрело у нее высшую полноту, ее сердце, "пронзенное" великими муками Сына, навечно отозвалось на бесчисленные людские страдания.

Предание гласило, что первые иконы Богоматери были созданы еще при ее жизни, что их написал один из апостолов, автор Евангелия Лука. К произведениям художника евангелиста причислялась и икона "Богоматерь Владимирская", которая считалась покровительницей России, находящаяся сейчас в коллекции Третьяковской галереи. Существует летописное известие, что эта икона была привезена в начале XII века в Киев из Царьграда (так называли на Руси столицу Византии Константинополь). Имя "Владимирская" она получила на Руси: ее забрал с собой из Киева, отправляясь в северо-восточные земли, князь Андрей Боголюбский. И здесь, в городе Владимире икона обрела свою славу. В центре иконы располагается поясное изображение Богоматери с младенцем  на руках, который нежно прижимается к ее щеке.

Изображение Марии и младенца в позах взаимного ласкания - по-русски обозначалось как "Умиление".  Прижимая к себе правой рукой младенца Сына, мягко склонившись к нему головой, левую руку простирает к нему Мария в жесте моления: пронзенная своей материнской скорбью за него, она к нему же несет свою печаль, свое извечное заступничество за людей. Способным разрешить материнскую печаль, ответить на ее молитву изображен здесь младенец Сын: в его лике, в его обращенном к матери взгляде таинственно слились детская мягкость и глубокая, неизречимая мудрость.

Почитание "Богоматери Владимирской" привело не только к тому, что на Руси существовало много списков с нее, много ее повторений. Очевидно, во многом благодаря любви к этой древней иконе, особенно в северо-восточных русских землях, широкое распространение получил сам тип "Умиление", к которому она принадлежала.

"Умилением" является прославленная "Богоматерь Донская" - икона, согласно легенде, получившая свое имя в связи с тем, что Дмитрий Донской брал ее с собой на Дон,  в битву на Куликовом поле, Где одержана была великая победа над татарами.

Кроме изображений типа "Умиление", многочисленными и любимыми были изображения Богоматери с младенцем на руках, которые назывались "Одигитрия", что означает "Путеводительница". В композициях "Одигитрия", Богоматерь изображена в фронтальной, торжественной позе. Лишь правая рука Девы Марии невысоко и спокойно поднята в жесте моления, обращенном к сыну. Иногда "Богоматерь Одигитрию", называют "Богоматерь Смоленская". Дело в том, что согласно летописному приданию, древнейший из привезенных на Русь списков "Одигитри" находился в Смоленске.

Существует еще несколько различных по композиции изображений Богородицы. К ним относятся: "Богоматерь Казанская", "Богоматерь Тихвинская", "Богоматерь Оранта (молящаяся)", "Богоматерь Знамение".

Кроме рассмотренных нами икон, существует еще несколько сюжетных групп: иконы с изображением различных праздников, например, Рождества, Сретения, Успения и многих других; иконы с изображениями различных святых, например, Георгия Победоносца, апостолов Петра и Павла, Козьмы и Демьяна и многих других.  Все эти иконы пишутся по определенным канонам, т.е. правилам, определяющим сюжет и композицию изображения

Иконостас.

В каждом древнерусском храме иконам были отведены оп­ределенные участки стен и другие части интерьера. Одни иконы предназначались для иконостаса, другие — для поме­щения у нижних частей столбов и стен, третьи — для вре­менного размещения в центре храма (на подставке — ана­лое) в определенные праздничные дни. Размеры икон, их те­матика обусловлены их культовой функцией. Изготовляли иконы и для жилища, их помещали обычно в переднем или красном (то есть самом красивом) углу дома. Домовые ико­ны, как правило, имеют меньшие размеры, чем иконостас­ные и киотные (то есть иконы, которые ставили или подве­шивали в храмах в специальных больших коробах — кио­тах). Аналойные иконы по сюжетам и размерам чаще всего совпадают с домовыми иконами.

Большинство икон, хранящихся в музеях, происходят из храмовых иконостасов.

Иконостас состоит из нескольких рядов икон, расположен­ных в определенном порядке и закрепленных на специальном каркасе; глухая стена иконостаса отделяет алтарное простран­ство от основной части храма. С художественной точки зрения иконостас представляет собой одновременно и малую архитек­турную форму в интерьере церкви, и целостный ансамбль станковых произведений живописи, объединенных на основе единой духовно-эстетической и иконографической системы. В каждый ряд иконостаса входит значительное количество икон (до 12—15, иногда даже больше). В XVIII—XIX веках иконо­стасы нередко перестраивали, при этом некоторые старые ико­ны заменяли новыми. Поэтому в дошедших до нас иконоста­сах, как правило, находятся разновременные произведения живописи.

Высокие иконостасы — это типично русское явление. Ви­зантия, откуда берет свое начало древнерусское искусство, не знала высоких иконостасов. Русский иконостас формиро­вался постепенно; в нем увеличивалось число икон и рядов, изменялись его несущие конструкции, усложнялся декор.

«В домонгольское время еще не существовало высоких иконостасов, которые появились не ранее XV века. Их заме­няли мраморные либо деревянные преграды, состоявшие из колонок-столбиков с находившимися между ними низкими парапетами и покоившегося на колонках архитрава. В цент­ре помещался дверной проем, ведший в алтарь (так называ­емые царские врата, или двери). Если основываться на ви­зантийских параллелях, то иконы в это раннее время еще не размещались между колонками на парапетах. Их либо ста­вили вдоль стен (настенные иконы), либо укрепляли на во­сточных подкупольных столбах (настолпные иконы), либо помещали в отдельно стоящие киоты (тогда они нередко бы­ли двусторонними), либо водружали на архитраве (деисус). Несколько рядов икон, как в позднейших иконостасах, в это время еще не существовало. Почти все ранние русские ико­ны, которые до нас дошли, не имеют прямого отношения к алтарной преграде и, если судить по их большим размерам, были, скорее всего, либо настенными, либо настолпными об­разами» (Лазарев В.Н. Русская иконопись от истоков до на­чала XVI века. М.,1983, с.32).

Алтарные преграды были каменные или деревянные. Каменные преграды сохранились до наших дней в некоторых Древних (VIII—XIII вв.) храмах Грузии и Армении, а также стран Балканского полуострова. Эти каменные преграды представляли собой невысокие (ниже человеческого роста) стенки с проемами входов в алтарное помещение. На этих стенках стояли колонки, поддерживавшие горизонтальный брус — архитрав.

На архитраве устанавливали иконы Христа и обращенных к нему в молитвенном предстоянии Богоматери (слева от зрителя) и Иоанна Предтечи (справа). Иногда все три изо­бражения помещали на одной доске; нередко вместо образов Богоматери и Предтечи по сторонам Христа писали арханге­лов. От XII века сохранились две такие иконы — одна с Эм­мануилом, то есть Христом в младенческом возрасте и двумя ангелами по сторонам, и другая — более распространенного типа — с изображением Христа в зрелом возрасте, Богома­тери и Предтечи. Постепенно к ним начали прибавлять ико­ны с изображениями апостолов. Этот ряд икон в Византии стали называть деисисом (от греческого «деисис» — моле­ние), а на Руси — деисусом (по созвучию с именем Иисус).

Внизу под архитравом позднее начали помещать иконы с изображениями местно чтимых святых или евангельских сю­жетов, которым был посвящен храм, так называемые храмо­вые иконы. Этот нижний ряд икон приобрел общее название местного ряда, или просто местных икон. В центре ряда всегда находятся царские врата, а по сторонам от них — ико­ны с изображениями Богоматери с младенцем (слева от врат) и Христа (справа). Правее иконы Спаса всегда ставит­ся храмовая икона. Помимо указанных икон в местном ряду помещались также наиболее почитаемые образы, такие, как «Троица», «О тебе радуется», «Покров Богоматери», «Успе­ние Богоматери» или иконы особо прославленных святых.

Изменение формы алтарной преграды, превращение ее в сплошную стену из рядов икон складывалось постепенно, в течение нескольких веков. До сих пор не воссоздана целост­ная картина формирования иконостаса. Однако установлено, что к концу XIV века над деисусом уже существовал празд­ничный ряд икон.

Некоторые этапы сложения и расширения состава иконо­стаса удалось, в частности, проследить на примере главного иконостаса новгородского Софийского собора. Так, число икон деисусного чина здесь выросло от пяти в 1438 году до тринадцати в 1509 году. К центральным иконам (Вседержи­тель, Богоматерь, Предтеча и два архангела) добавили еще восемь икон (апостолы Петр и Павел, святители Василий Ве­ликий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Николай Мирликийский и два великомученика — Георгий и Димитрий). Праздничный ряд в 1341 году состоял из двенадцати сюже­тов, а в 1509 году их стало двадцать четыре.

В других храмах в зависимости от размеров интерьера количество икон деисусного ряда могло быть больше или меньше.

В полнофигурных деисусах предстоящие Христу фигуры всегда изображались в рост, причем самого Христа писали сидящим на престоле (троне). Фигуру Христа помещали или на гладком фоне (наиболее характерно для новгородской иконописи) или на фоне с изображением «сил небесных» — херувимов, серафимов и других (тип, распространенный в искусстве Московской Руси). Этот иконографический вари­ант представляет Христа сидящим на как бы прозрачном престоле, через который видны сферы сияний небесной сла­вы с херувимами, серафимами и другими «силами небесны­ми». Сияние часто бывает миндалевидной формы и поэтому называется обычно мандорлой (в переводе с итальянского — миндалина). Мандорла пересекается четырехконечной звез­дой, в углах которой помещены изображения четырех еван­гелистов — Матфея, Марка, Луки и Иоанна или их симво­лы — ангел, лев, телец и орел. Левой рукой Христос всегда держит Евангелие или закрытое или же раскрытое, на лис­тах которого написан какой-либо текст из Евангелия.

С XIV века в русских иконостасах появляется празднич­ный ряд, который первоначально помещали над деисусным рядом, а позднее (с XVII—XVIII веков) — под деисусом. Ос­новные сюжеты этого ряда — двенадцать наиболее чтимых праздников церковного календаря, отмечающих вехи еван­гельской истории.

«Праздники обычно располагали в следующем порядке (слева направо): «Рождество Богородицы», «Введение во храм», «Благовещение», «Рождество Христово», «Срете­ние», «Крещение», «Преображение», «Вход в Иерусалим», «Вознесение», «Троица», «Успение Богоматери», «Воздви­жение креста». Дополнительно к этим двенадцати, или, как говорили в старину, двунадесятым, праздникам (а иногда и взамен некоторых из них) в этот ряд включали иконы на другие евангельские темы. Чаще всего это были «Сошествие Святого Духа на апостолов» (иначе называе­мое «Пятидесятницей»), «Покров», «Воскресение Христово — Сошествие во ад», «Преполовение Пятидесятницы» и другие. Кроме этого в праздничном ряду могли присут­ствовать иконы страстного цикла, где изображались стра­дания (или «страсти») Христа, связанные с его распятием и смертью на кресте, а также непосредственно предшест­вовавшие «страстям» события; сюда входили такие компо­зиции, как «Омовение ног», «Тайная вечеря», «Суд Пила­та», «Бичевание Христа», «Водружение тернового венца», «Шествие на Голгофу», «Распятие», «Снятие со креста», «Жены-мироносицы у гроба». Иногда в праздничном ряду помещали «Евхаристию», то есть причащение апостолов. Иконы с изображением «Евхаристии» ставили в центре ряда, но чаще этот сюжет писали на сени царских врат.

Хронологические рамки курса охватывают период с IX века, то есть первого этапа развития христианской культуры на Руси, и вплоть до второй половины XIX века. К этому времени завершается почти двухвековая эпоха впитывания и трансформации западных влияний, наступает зрелость, и вслед за русской литературой искусство вступает в эру модерна, характеризующуюся равноправным бытованием русской художественной культуры на европейской арене и обратного влияния на ее ведущих агентов - недавних учителей.
В структуре курса темы распределяются по хронологически-гнездовому принципу. В соответствии с принятой в российском искусствознании периодизацией искусства, древнерусская культура простирается от начала христианизации Руси до конца XVII века (а в том, что касается архитектуры, есть все основания продлевать поствизантийскую парадигму до 1830-40-х годов). Транзитный XVII век достаточно резко сменяется двумя веками имперской культуры, чья температура контрастирует с семью предыдущими столетиями "холодной" консервации (в терминах Клода Леви-Стросса). Эпоха ускоренной модернизации молодой империи с высокой точностью отражается в искусстве - новых архитектурных формах, заимствованной и пересаженной на русскую почву традиции светской живописи, табуированной в древнерусском искусстве круглой скульптуре. В каждом тематическом гнезде сначала говорится об архитектуре как искусстве прикладном, абстрактном и доступном всеобщему обозрению. Затем - об изобразительных искусствах, требующих более осознанного, информированного и обусловленного контекстом зрительского участия.

Поучение-жанр, предназначенный для передачи системы политических, религиозных, нравственных взглядов слушателям или читателям. Они были 2-ух видов: торжественные (изложение важных, общезначительных проблем, рассчитанное на книжную аудиторию) и дидактические (изложение преимущественно нравственных истин, рассчитанное на самую широкую аудиторию).

Инженерная графика

 

Начертательная геометрия
Теория цепей
Сопромат
Лабораторные работы
Электротехника
Математика