Супрематизм К. Малевича Конструктивная живопись

История искусства в России Художественные течения

Абстракцией, как мировым явлением, долгое время занимались Леонид Бажанов и Валерий Турчин, посвятившие несколько совместных статей проблеме абстрактного искусства в контексте искусства ХХ века. Это работы "Абстрактное искусство. Опыт реэкзаменации"

Беспредметное искусство ХХ века стало квинтэссенцией взглядов и философских поисков человечества на протяжении нескольких последних столетий. Художественные приемы, созданные внутри абстрактной живописи оказались чрезвычайно интересными и плодотворными для современной художественной культуры. Сегодня эти методы активно используются в декоративно-прикладном искусстве, дизайне, фотографии, хотя в чистом виде говорить об «абстракции» сегодня сложно, так как абстрактная живопись как жанр встречается сейчас значительно реже, чем хотя бы 20 лет назад. Абстрактное искусство в ХХ веке стало точкой, где сходились споры о взаимодействии смысла и образа, кроме того, как метод абстракция всегда граничила с культом, появляясь в искусстве на стыке изображения и философского размышления. Абстрактное искусство, так или иначе, это явление, не только соединившее в себе философское наполнение и художественную форму, но и кардинально изменившее взгляд на изобразительное искусство в целом.

В России в ХХ веке эволюция абстракционизма совпала с политическими изменениями и борьбой мировоззрений, превращавших таким образом беспредметное искусство в сложный сплав задач формальных и идеологических. Существование абстрактного искусства в России на протяжении двадцатого столетия являлось неким парадоксом - поддержанное правительством и революцией в начале века и обвиненное в безыдейности во второй его половине, это направление в России, на родине абстрактного искусства, долгое время считалась фактом либо ненужным, либо несуществующим.

Прошедшая  в ГРМ выставка «Абстрактное искусство. ХХ век» показала, что история беспредметного искусства в России поражает своим разнообразием и богатством. Эта экспозиция явилась необыкновенной возможностью еще раз осмыслить и осознать весь пласт культуры, объединенный понятием «абстрактное искусство в России», ибо русская культура, давшая толчок общемировому развитию и дизайна, и архитектуры, базировавшихся на понятии и методах абстракции, порой развивалась, не замечая этого направления. Антропоморфизм мироощущения древних греков не столько был новшеством культа, сколько свидетельствовал о духовном рождении человека, свершившимся спустя, может быть, несколько миллионов лет после его физического появления на планете Земля. Отсюда  величие эллинского искусства, прежде всего — архитектуры и скульптуры как изображения  или, точнее, преображения одухотворенного человеческого тела.

Обостренный интерес к послевоенной советской абстрактной живописи мы можем наблюдать в США о чем свидетельствует выставка “Реалии и утопии: абстрактная живопись в коллекции Нортона Доджа” (2001 год) в Zimmerly Art Museum (New Jersey, США), представившая коллекцию абстрактной живописи из собрания Нортона и Ненси Додж. Эта выставка явилась одной из планируемых в 2002-2003 трех выставок, посвященных модернизму и абстрактному искусству в послевоенной советской культуре. Стоит также прислушаться к справедливому замечанию Джейн А. Шарп, занимающейся исследованием послевоенного абстрактного искусства в собрании Нортона Доджа, что попытки объяснения русской культуры в терминах западного искусствознания рискуют быть неточными и необъективными, ибо “такой подход имеет риск несоответствия с самой историей искусств/.../как случилось ранее с историей русского авангарда начала века, модели европейской и американской традиции в критике могут не соответствовать местным дискурсам, которые обрамляют художественные события, дискуссии, политику и идеологию... ” Таким образом, стоит теоретически осмыслить отечественную историю искусства послевоенного времени самим русским исследователям, чтобы избежать стереотипного подхода в анализе отечественной культуры.

Абстрактное искусство прошло сложный исторический путь: от превращения из живописного метода в мощное художественное направление в первой половине века, затем через стадию охлаждения интереса к нему в 60-70-е  до превращения обратно в метод (дизайн и компьютерная графика). В нашей стране подобная эстетическая эволюция совпала со сложными политическими процессами в ХХ веке, что не могло не отразиться на искусстве. Таким образом, как живописное направление абстракция формально существует лишь в рамках яркого течения начала и середины ХХ , изменившего понимание природы искусства и место творца в процессе творения. Но, констатируя невозможность ограничения абстракции исключительно живописными рамками, стоит понимать абстрактное искусство как художественно-философский феномен, максимально раскрывший метод, всегда существовавший в культуре. Проблема формирования «абстрактного метода художественного мышления» и его трансформации в ХХ веке от яркого живописного явления до промышленного и компьютерного искусства является  особо актуальной. Основное внимание в данной работе посвящено рассмотрению трансформации абстрактного метода в отечественном искусстве и месту послевоенной абстракции в мировом художественном процессе.

Абстрактное искусство на русской почве воспринимается как парадокс теоретиками искусства и философами, так как ни тоталитаризм, ни невнимание и отсутствие теории во второй половине века не помешали ему развиваться и искать новые формы бытования. Ни в одной другой культуре не существовало эстетического давления, подобного такому, которое прослеживается в СССР на протяжении нескольких десятков лет: в России имела место продуманная эстетическая политика, направленная на умную и методичную дискредитацию абстракционизма как крайнего проявления «формализма» в буржуазном искусстве. Неприятие формалистического искусства явилось своеобразным катализатором интереса к беспредметной живописи  и, будучи «запретным плодом» в России, абстракция после второй мировой войны существует  здесь как развивающееся направление, потеряв к тому времени свою актуальность на Западе [3]. Беспредметное творчество продолжало существовать в России зачастую не в виде протеста, как случается в ситуации противостояния идеологий, а как продуманный антиполитический жест, утверждавший автономию искусства. Именно последнее отличало послевоенное абстрактное искусство от идеологичности первого русского авангарда, и сближало его с теорией К.Гринберга и Х. Розенберга, и, как это ни странно, с тезисами позднего К. Малевича.

Абстракцией, как мировым явлением, долгое  время занимались Леонид Бажанов и Валерий Турчин, посвятившие несколько совместных статей проблеме абстрактного искусства в контексте искусства ХХ века. Это  работы «Абстрактное искусство. Опыт реэкзаменации», пролежавшая в редакции журнала «Советское искусствознание» около двадцати лет и напечатанная только в 1991 году [19] и статья «К суждению об авангардизме и неоавангардизме» [20]. Теории абстрактного искусства, как явления не только мировой культуры ХХ века, а всей  истории изобразительности, посвящены статьи С.Даниэля «Беспредметное искусствознание» [21], В.Турчина «Кандинский. Абстракция плюс романтика» [22] и «Абстрактное искусство. Чистые Гармонии», [23] где он пишет, что «существуя внутри авангарда, абстрактная живопись сразу же стала чувствовать себя независимой, полагая что в ранних своих декларациях, самоутверждении и самоотрицании мастеров развивается чуть ли не параллельно ему».

 Отличие русской системы абстрактного искусства именно в ее внутреннем философском наполнении, в ее тонкой связи с историей и практикой русского мистического опыта, как ни странно это звучит в то время, когда «мы считаем , что упоминать искусство и дух в рамках одного и того же предложения чрезвычайно затруднительно и даже постыдно » [40] Именно об этом отличии русской абстракции пишет Жан-Клод Маркаде, говоря, что «…из троих основоположников абстракции в ХХ веке (В.Кандинский, П.Мондриан, К.Малевич)только Малевич совершил радикальный скачок в неведомое, в Ничто, в абсолютную беспредметность, в сущностный ритм мира, в живописное как таковое/…/ речь в искусстве Малевича идет об освобождении взгляда в направлении Бытия через вынесение Сущего за скобки, согласно позднему выражению  Хайдеггера : «В этом вынесении за скобки взгляд освобождается для Бытия»/…/Абстракция делает взгляд свободным для Ничто/.../ Конструктивизм стремился к тому состоянию, когда искусство становится жизнью, тогда как супрематизм , приведший Абстракцию к наивысшей точке выразительности, стремился к тому, чтобы жизнь сообразовывалась с искусством согласно императивам, исходящим из «Освобожденного Ничто », то есть к тому состоянию когда жизнь становится искусством. Искусство как средство или искусство как самоцель - вот в чем заключается спор существовавший на протяжении 20-х годов в России. Сущностная свобода Абстракции – та, в состоянии которой нет ничего кроме живописного как такового» [41]

Таким образом, мы видим, что остается целый теоретически неисследованный период развития абстракционизма в России второй половины века. Контекст существования и развития этого искусства внутри неофициальной живописи и его связь с русской традицией абстракции до сих пор не определены. Все вышеперечисленные исследования, посвященные этому вопросу, имеют исторический характер. А ведь в это время столь отчетливо проявились особенности абстракции не только как специфического жанра, но и как метода художественного мышления, мировоззренческого феномена на стыке живописи и философии. Поэтому целью данной работы является исследование абстрактного искусства в России второй половины века как отдельного периода в истории русской художественной культуры.

Достижение основной цели исследования разворачивается посредством постановки и решения следующих задач:

Теоретическое обоснование абстрактного художественного метода.

Анализ историко-художественных предпосылок формирования абстрактного метода в искусстве.

Исследование развития абстрактного искусства в России первой и второй половины ХХ века.

Выявление основных тенденций абстрактного искусства в Москве и Ленинграде во второй половине века.

Скважины холста, если они были слишком велики, заполнялись смесью муки, масла и хорошо растертых свинцовых белил, затем уже наносился грунт, составлявшийся из различного цвета красок.

Цвет грунту придавался различный. Один из видов грунта уже описан Вазари, другой составлялся из свинцовых белил, зеленой медной и умбры. Лучшим по цвету грунтом во времена Арменини считался грунт светло-телесного цвета. Составлялся он из свинцовых белил и красной краски.

Приведенные выше описания приготовления живописного грунта при применении их на практике дали те положительные результаты, которые мы наблюдаем в произведениях живописи, старых мастеров. Не всегда, однако, — что необходимо иметь в виду, — старинные трактаты дают указания, которыми должно пользоваться, не подвергая их критике. Поступать так было бы большой ошибкой, так как из названных письменных источников можно извлечь нередко указания, не выдерживающие критики с современной научной точки зрения.

Для подтверждения сказанного здесь приводятся ниже два примера. Так, для живописи на холсте цитированный уже выше Ченнини рекомендовал грунтовать его таким образом.

Холст проклеивался горячим раствором клея, по высыхании которого на него наносился грунт, состоявший из клея, клейстера, сахара и гипса. Поверх этого грунта, наносившегося очень тонким слоем, заполнявшим главным образом скважины холста, накладывался также тонким слоем масляный грунт.

Живопись на подобном грунте едва ли прочна.

В трактате «Ерминия» в параграфе 26 «Как работать по полотну на яйце, чтобы не было трещин», автор его, живописец Дионисий, предлагает для этой цели грунтовать холст таким образом:

«Сколоти 4 куска дерева и на этот подрамник натяни полотно. Ты положишь потом клею, мыла, меда и гипса и, распустив их в тепловатой воде, пропитаешь полотно два или три раза, пока оно не будет совершенно ровно (?). Когда оно высохнет, налощи его кистью, и тогда можно на нем работать на яйце».

Грунт для масляной живописи того же автора немногим отличался от приведенного.

Исследуя грунт некоторых итальянских и северных живописцев, Рельман нашел присутствие в них животного и главным образом мучного клейстера и смол. Раствором смолы, по-видимому, обрабатывалась при готовом грунте обратная сторона холста, чтобы придать ему необходимую защиту от действия сырости. Скважины между нитками этих холстов были заполнены смолой, в настоящее время принявшей светло-коричневый и шоколадный цвет. Вся ткань также была пропитана смолой, которая отчасти пропитывала и грунт в местах соприкосновения его с тканью холста.

Абстракции в России в рамках первого русского авангарда посвятили свои работы множество исследователей, как в России, так и за рубежом. Стоит здесь вспомнить Дж. Боулта, А.Накова, К. Грей, Е. Ковтуна, С. Хан-Магометова, Д.Сарабьянова, Н. Харджиева и др. Разные точки зрения бытуют относительно исчезновения абстрактного искусства в России перед второй мировой войной, более того, если учесть то, что весь русский авангард 20-х в той или иной степени был пропитан "беспредметничеством".
Абстрактный метод в живописи